Церковь перед лицом отступления ч 3 - Мои файлы - Каталог файлов - Храм-Часовня

ХРАМ-ЧАСОВНЯ ЕПИСКОПА ДАМАСКИНА И ИСПОВЕДНИКОВ КАТАКОМБНЫХ

Суббота, 10.12.2016, 06:00

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог файлов | Регистрация | Вход

Главная » Файлы » Мои файлы

Церковь перед лицом отступления ч 3
25.02.2013, 10:44

Играя роль, человек избирает такой образ действий, какой мир ожидает увидеть у человека, находящегося на столь "ответственном" посту. Это прямо противоречит тому, что характерно для людей на самом деле являющихся "звеньями" в непрерывной цепи Православного Предания: совершенная естественность, отсутствие притворства и свобода духа, без всяких попыток подпасть под какую-либо из предписанных "ролей". 
     Про одного "актерствующего" церковного вождя Архиепископ Аверкий сказал, что он носил "маску". "Есть лицемеры, - писал он, - которые любят казаться набожными и благочестивыми, хотя на деле совсем не таковы. Но они дадут ответ перед Богом, потому что они пытались обмануть верующих и делали это для своей личной пользы"
     Это актерство может принимать различные формы. Ведь можно играть роль человека облеченного властью духовной, даже "аввы", "старца", приписывая слабой духовности нашего времени то, что было свойственно высоким образцам прошлого. Используя выражение Апостола Павла, архиепископ Аверкий определял это как "ревность не по разуму, - ревность, которая теряет свою ценность из-за отсутствия самой главной христианской добродетели: рассуждения, и поэтому вместо пользы приносит вред"
     Еще один вид актерства можно обнаружить у лжепроповедников Православия. Мы уже говорили о "богословах" "очищенного" обновленческого Православия. Этих лжеучителей можно встретить не только в "либеральных" кругах, но также в среде "специалистов по отцам", "ученых", "консерваторов" и "традиционалистов". Глашатаи фальшивого Православия могут дать человеку ощущение, что он, наконец, "понял" Православие, но чаще всего они оставляют душу человека не затронутой, прежней. О них Архиепископ Аверкий заметил; 
     " Увы! как мало в наше время людей, среди образованных, а иногда и среди "богословов" и священнослужителей высоких рангов, которые правильно понимают, что такое Православие и в чем его существо. Они подходят к этому вопросу совершенно внешне, формально и решают его слишком просто, даже наивно, не замечая всей полноты Его духовного содержания "
     Однажды, когда некие священнослужители нападали на память одного святого XIV века, потому что тот не соответствовал их представлению о "традиционности", архиепископ Аверкий назвал их "богословами-молокососами". Они были последователями (воспользуемся термином иеромонаха Серафима Роуза) "внешней мудрости". Для Архиепископа Аверкия так называемые "либералы" и фальшивые "традиционалисты" были двумя сторонами одной медали. И те и другие затронуты современным критицизмом, любовью к внешнему блеску и всезнайством, поскольку приняли Православие, исследуя Его и делая из своих исследований "разумные" выводы, а не от живых Его хранителей. Недостаточен и простой внешний контакт с подлинным хранителем Предания; должно быть духовное родство, любовь и "единство духа". Конечно, со стороны трудно увидеть, есть или нет это родство, особенно если не понимать тот мир благочестия, в котором был воспитан подлинный хранитель традиции. Так, например, можно подумать, прочитав труды архиепископа Аверкия, написанные резко, прямолинейно, что он тоже был подвержен влиянию духа всезнайства. Но когда человек начинает понимать, каковы были его духовные учителя, то становится очевидным, что он находится целиком в их традиции, что он принял все от них. Подобно Отцам Церкви, архиепископ Аверкий учил других, не потому что имел слишком высокое мнение о своих познаниях, но потому что чувствовал свою личную ответственность за то бесценное богатство, которое передали ему его святые наставники.


 

БЕЗЗАКОНИЕ НАВЕРХУ

 

     Последним видом "актерства", о котором говорил Архиепископ Аверкий, актерство среди лиц, облеченных церковной властью. Этот вид является, пожалуй, наиболее важным в создании фальшивого "православия", так как церковные вожди призваны задавать тон всей церковной жизни. Те из них, кто не обладает подлинно апостольской ревностью, могут тем не менее весьма ревностно трудиться ради достижения своих личных целей или для выгоды своей партии. Архиепископ Аверкий писал, что для них "Церковь не что иное как одна из обыкновенных человеческих организаций, где они хотели бы играть одну из главных ролей..." 
     В другом месте он утверждает: "Они небезуспешно захватывали власть в Церкви в свои руки, стремясь стать полновластными и неподконтрольными руководителями религиозной и церковной жизни людей и даже применяли церковную дисциплину против тех, кто отказывался повиноваться им, чтобы иметь над всеми власть и не допустить появления оппозиции или возмущения"
     Имея мирское представление о власти, они считают, что их основная задача в том, чтобы работа их внешнего церковного аппарата происходила гладко, а не в том, чтобы спасать души. Будучи неспособными осуществлять пастырство по-отечески, с любовью, они видят в повиновении себе норму поведения, необходимую для функционированияорганизации. Объективно, они наделены священническим достоинством, могут процитировать множество канонов, чтобы подтвердить свое право на неограниченную власть, но "они имеют вид благочестия, силы же его отрекаются" (2 Тим. 3; 5). Каноны, которыми они пользуются, разумеется, имеют смысл только тогда, когда применяются в правильном духе, с пастырским рассуждением и в соответствии с учением Церкви. Многие простые верующие, от которых требуют, чтобы они без размышлений поступали так, как им скажут, считают своим долгом повиноваться во что бы то ни стало. Выражаясь словами архиепископа Аверкия, они "попадают под влияние "недуховных вождей" и наивно и бездумно поддерживают их в их тщеславных предприятиях, как некие "хранители закона и порядка". Итак, чем больше церковный лидер старается играть свою роль, тем более он ожидает, что его паства проникнется его мирским представлением о власти и станет играть роль бездумного стада. Эти властители показывают дурной пример, и люди не имеют возможности сравнить с истиной, поскольку никогда с ней не встречались. Они не способны отличить формальное пастырство от истинного Православия, ведущего к спасению души; а потому ищут пастыря не из духовных соображений, но чтобы "официально" стать членами правильной церковной партии. Если почему-либо эти поиски оканчиваются неудачей, то из-за этого излишнего внимания "официальности" образуется горечь и отчаяние, оттого, что тебя не считают "официально православным". 
     Среди верных, руководимых такими недуховными вождями, может возникнуть некий паралич. Он проявляется в том, что люди боятся взять на себя инициативу и поступать в соответствии с указаниями своей совести, уверовав в то, что каждый, кто нарушает сложившееся положение, не имеет права на существование. Они начинают стыдиться показывать своими делами, что любят Бога всем сердцем своим или любят тех святых Божиих, которые, может быть, еще "не признаны" Церковью. 
     Использование власти в мирских целях особенно опасно, когда этим занимаются иерархи, поскольку они, монахи, являются пастырями мирян, т.е. должны вносить в среду тех, кто живет в миру, закваску Царствия Небесного. Они обязаны вдохновлять, направлять и воодушевлять, поддерживать все благочестивые стремления верующих принести добро на эту падшую землю, а не пытаться захватить власть над этими попытками, стандартизировать их и, охраняя от всякого "риска", уничтожить естественность, вдохновение и чистоту этих стремлений. 
     Архиепископ Аверкий часто говорил о "беззаконии наверху", о беззаконии, которое исходит от "законных властей" и поэтому не поддается сомнению. Обращая внимание на это искажение истины, он отнюдь не защищал воюющих с властями церковными или подозрительными к любому человеку только потому, что тот займет ответственный пост в церковной иерархии. Он лишь побуждал верующих не подчиняться бездумно "букве закона", не обращая внимания, используется ли она для благого дела или для личной чьей-то пользы. В одной работе он писал: 
     "Истинное Православие чуждо всякому мертвому формализму. В нем нет слепого повиновения "букве закона", потому что оно, Православие, это "дух и жизнь" (Ин. 6; 63). То, что кажется совершенно правильным и абсолютно с внешней и чисто формальной точки зрения, совсем не обязательно таково на деле... Православие это единственная и полная Истина, чистая Истина, без всякой примеси и малейшей фальши, лжи, зла и обмана"
     Все, что стоит на пути Христовой Истины, - это идол. Поэтому, если человек следует указаниям церковного вождя, которые противоречат заповедям Христа, то этот человек создал себе идола из "официальности". В конце концов это приводит к убеждению, что "если наши вожди ошибаются, то все погибло!" Однако, как объяснял архиепископ Аверкий, нельзя считать человека безнадежно потерянным для Православия до тех пор, пока он не утратил духовного понимания того, что такое Церковь. "Врата ада, - писал он, - не одолеют Церкви, но они могут одолеть многих из тех, кто считает себя церковными столпами, как это показывает нам история Церкви"
     Позиция архиепископа Аверкия была определенной: если что-либо делается из нечистых соображений, мы не можем одобрять этого, мы не можем молчать под прикрытием официальной власти, ибо это - "беззаконие наверху". 
     "Кротость и смирение это не безхребетность, и они не склоняются перед явным злом. Истинный христианин должен быть безкомпромиссным по отношению ко злу, должен бороться с ним всеми доступными ему средствами, чтобы решительно остановить распространение и укрепление этого зла среди людей"
     И еще, Архиепископ Аверкий подчеркивал опасность перестраховки, поисков поддержки или признания у любого рода "властей", лишь потому что это "официальные" власти: 
     "Любая попытка с нашей стороны привлечь на свою сторону этих "властей предержащих" в наше время, когда "антихристы многие" открыто или тайно борются со Христом и Его Церковью и, очевидно, приходят к власти; любая попытка рабски услужить им, подольститься к ним, делать то, что они хотят, и даже стремиться получить от них "легализацию", - все это предательство Христа Спасителя нашего и вражда к Нему, даже если те, кто так поступает, носят священнические одежды"
     Говоря так, архиепископ Аверкий прекрасно описал и объяснил феномен "сергианства". Митрополит Сергий капитулировал перед безбожной советской властью для сохранения лояльности, чтобы церковные учреждения могли продолжать свою работу, и то, что вынудило его сделать этот шаг, имело место не только в Советской России. Это универсальное свойство человеческой души, которое драматически выразилось в личности Митрополита Сергия:"оправдание зла и поддержка лжи ради достижения мирских выгод "официального" положения, хотя и "для пользы Церкви"
     "Таким образом, - писал иеромонах Серафим Роуз, - некоторые христиане могут оказаться в таком положении, когда они будут вполне "легальными", но глубоко чуждыми Христу - как будто христианская совесть должна повиноваться любому приказанию церковной власти, пока эти власти остаются "каноничными". Такое представление о слепом повиновении и было одной из главных причин победы сергианства в наш век - и внутри, и за пределами Московского Патриархата"
     В итоге, следуя принципу сергианства, даже самые "традиционные" христиане добровольно будут подчиняться антихристу. Их не будут заставлять соглашаться с идеями антихриста или его методами. От них будет требоваться только лишь признание его власти, что они и сделают ради сохранения иерархии, церковной организации, богослужения и возможности открыто принимать Христовы Тайны. Предательство с их стороны будет не в излишней привязанности к каноническим формам, а в том, что они ставят верность форме выше верности Христу. 
     "Святые Отцы совершенно определенно учат об этом, основываясь на Апокалипсисе св. Иоанна Богослова. Отцы дали толкование тому, что печать антихриста накладывается на лоб и правую руку не одновременно, но или на лбу, или на руке (Откр. 13; 16). Согласно св.Андрею Кесарийскому, те, у кого печать антихриста будет на челе, будут разделять образ мыслей антихриста, тогда как те, кто получит печать на правую руку, лишь будут признавать его власть, утверждая, что это допустимо, если "оставаться христианином в душе..." Но Дух Святой покинет людей, которые получили печать зверя, и тогда сердце их наполнится первым признаком гибели - боязливостью - которая быстро приведет их к концу"

     Зная это святоотеческое учение, архиепископ Аверкий мог вполне предвидеть, как все церковные организации - экуменические и антиэкумсничсские, обновленческие и традиционалистские - однажды окажутся под властью антихриста. Те, у кого страх перед мирской властью сильнее страха Божия, будут использовать все силы своего разума, чтобы оправдать это подчинение антихристу, потому что сердце и совесть никогда не смогут сделать этого. Они попытаются поддержать свои церковные учреждения отказом от духовной свободы и героического исповедания веры, хотя только это, как снова и снова повторял Архиепископ Аверкий, способно поддержать непобедимое вратами ада Тело Христово. Так исполнится предсказание Святителя Игнатия Брянчанинова, которого часто цитировал Архиепископ Аверкий: 
     "Судя по духу времени и по брожению умов, должно полагать, что здание Церкви, которое колеблется давно, поколеблется страшно и быстро. Некому остановить и противостоять. Предпринимаемые меры поддержки заимствуются из стихий мира, враждебного Церкви, и скорее ускорят падение ее, нежели остановят... Милосердый Господь да покроет остаток верующих в него. Но остаток этот скуден: делается скуднее и скуднее"
 

 

ЗАВЕЩАНИЕ

 

     Архиепископ Аверкий предупреждал, что если мы хотим оставаться верны Христу, то мы не должны доверять тому, что может казаться "разумным", тому, что согласуется с "мнением" нашего падшего ума. Вместо этого мы должны следовать велению совести и заповедям Господа нашего и ожидать за это ненависти со стороны тех, кто находится - и в секулярной и в церковной сфере - во власти духа мира сего. Он писал: 
     "В наше время Истину вполне официально и торжественно объявляют ложью, а ложь - истиной. И каждый, хочет он этоо или не хочет, должен верить всему этому, вопреки всем доказательствам и без оснований. Если же нет, то горе! Тому, кто следует указаниям совести и учению Господа, придется дорого заплатить за это. И так происходит везде - иногда даже в религиозной и церковной среде... Братья! Не станем ни в малейшей степени поддаваться духу мира сего: мы ведь так хорошо знаем из Слова Божьего, что мир этот находится во власти жестокого князя тьмы - нашего яростного противника, злодея, лжеца и человекоубийцы от начала (Ин. 8; 44) - дьявола. Не будем же бояться осмеяния, всеваемых им раздоров, притеснений и преследований со стороны его верных слуг..." 
     Осматриваясь вокруг себя, архиепископ Аверкий видел, как сатана подрывает самые малейшие благочестивые намерения христиан. Те люди, чьи сердца жаждут любви, не получают ее от христиан, которых по этой любви и должны узнавать (Ин. 13; 35) - и их сердца засыхают и исполняются горечью, точно так же как у всех окружающих. Когда же "испаряется" христианская любовь, ее заменяют суррогаты, способные объединять церковь лишь на внешнем уровне: официальность, установленные нормы поведения, актерство, человекоугодничество, политические союзы - все эти подмены, объединяющие фальшивую церковь, внутри которой - пустота. Пустота, которую заполнит грядущий антихрист. Так происходит то, что архиепископ Аверкий назвал "просеиванием". Отделение мудрых и разумных этого мира (Лк. 10; 21) от тех, кто не обращает внимания на "мнения" мира и просто хочет быть со Христом в Его Царствии. Это отсеивание фальшивого от настоящего, утверждал Архиепископ Аверкий, еще увеличивает бремя лежащее на боголюбивых пастырях, так как размыты оказываются основные определения из-за сатанинской лжи и подмен: 
     "Жизнь христианская стала сейчас столь трудной, как никогда прежде, ибо козни врага человеческого спасения чрезвычайно усложнились и утончились. Во много раз стал труднее и ответственнее подвиг пастырствования... Воочию начинают сбываться слова святителя Феофана Затворника о последних временах: "Тогда, хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это - одна видимость, внутри же отступление истинное". Отсюда, помимо всегда, в первую очередь, необходимого примера личной высокой духовно-нравственной жизни, для современного пастыря вытекает ответственейшая и важнейшая задача - научить верующих распознавать истинную Церковь среди множества лже-церквей, и словом, исполненным духовной силы и мудрости, удерживать их в лоне ее, а заблудших привлекать"
     Архиепископ Аверкий ощущал бремя этой ответственности быть может сильнее всех великих православных пастырей нашего времени. Подобно любимому им св. Иоанну Кронштадтскому, принадлежавшему к предыдущему поколению, он видел, что труднее всего примирить со своими пастырскими задачами несомненную победу зла в мире. 
     На устах архиепископа Аверкия часто было выражение св. Григория Богослова: "страждущее Православие". Это выражение относится, во-первых, к страданиям, которые претерпевают православные христиане в этой "юдоли плача" на своем пути к Небесному Отечеству, и, во-вторых, к преследованиям вечной Истины в этом падшем мире, где царствует диавол. 
     Архиепископ Аверкий по своему опыту знал, что такое "страждущее Православие". Незадолго до смерти, его, больного телом, а духом состраждущего Церкви Воинствующей, спросили, как он себя чувствует. "Как я могу себя чувствовать, - ответил он, - когда слава Православия исчезает, зло празднует победу, христиане становятся враждебными и недоброжелательными друг к другу, и православные христиане ничем не лучше - наверно, даже хуже их, потому что православным больше дано. И кто постоит в эти страшные последние времена за бедное страждущее Православие?!..." 
     В своей последней книге архиепископ Аверкий упомянул о том, как отразилась его пастырская забота о "духовном разорении" на его долгой болезни, которая окончилась потом его смертью: 
     "В результате всех эмоциональных потрясений, которые я пережил в связи с тем, что происходит в наши дни, я был поражен (по крайней мере, как утверждают врачи) рядом серьезных болезней, которые чуть было не стали причиной смерти, потому что я не мог примириться со всем происходящим вокруг меня и относиться к этому равнодушно ". 
     Упокоение в Боге в 1967 году принесло архиепископу Аверкию освобождение от тяжелейшего бремени пастыря. С мирской точки зрения, он умер побежденным. На земле война сатаны с любыми видами праведности продолжается и должна закончиться его победой. Но на небе архиепископ Аверкий - победитель. Он благочестиво пожил приуготовляя себя к жительству со всеми святыми на небесах. Он вдохновляет нас на это же следующими словами, которые он написал всего за год до смерти: 
     "Пусть только набожность и благочестие будут светильниками в наших руках, как у старца Симеона - и в более таинственном смысле - в глубине наших душ и сердец. Тогда мы сможем от всего сердца возгласить прежде своего отшествия из этой жизни: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, яко видеста очи мои спасение Твое!" 
     В душе архиепископа Аверкия, когда он почил, не было отчаяния, неверия в Истину и любовь. Он жил в этой Истине и любви, и знал, что Истина победит антихриста, после малого времени его царствования. 
     В последние времена истинные апостолы Христовы будут умирать или погибать как в первые годы: закат похож на восход. И до тех самых пор нас будут предохранять от тонких искушений и подмен, которые уже находятся среди нас, пламенные слова Архиепископа Аверкия, одного из последних истинных апостолов. Он стоял перед лицом потока мирового Отступления и не поколебался. Он раскрыл наиболее хитроумно скрытые сети духа злобы, показав их всем, кто имеет глаза, чтобы видеть. Он звал не оставить нашу вечную надежду, но не надеяться на земное, то, что может быть имитацией. С мужеством и стойкостью он исполнял свой долг, не в глазах только служа, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога (Кол.3;22). Поэтому прежде своего отшествия ко Господу он писал, не имея ни тени сомнения: "Меня, как и всех, будет судить справедливый Бог. Но я могу сказать одно: я делал все честно, в соответствии со своей совестью, и не взирал на лица". 
 

 

ПРАЗДНОВАНИЕ НА НЕБЕСАХ

 

     1/14 апреля 1967 года иеромонах Серафим Роуз писал в своей "Хронике": "Сегодня нам сообщили о смерти нашего духовною наставника и учителя богословия, Архиепископа Аверкия. Мы воистину остались сиротами..." 
     Через несколько месяцев, 22 октября/4 ноября, отец Серафим пришел в церковь на утренние службы и рассказал одному из братьев о чудесном сне, который он видел ночью. Он видел своего любимого архиепископа Аверкия. Архиепископ стоял на ступенях, поросших зеленой травой, ступени эти вели вверх. Вокруг было много людей, как на богослужении под открытым небом, и отец Серафим был среди них. Архиепископ Аверкий выглядел лучезарным. Он был одет весь в белоснежные сверкающие одежды и все остальные, включая и стоящего рядом диакона, который стоял немного ниже архиепископа Аверкия, прямо напротив его. Шло торжественное богослужение. Диакон должен был возгласить прокимен, но неожиданно забыл слона, и смущенный, пытался вспомнить. Отец Серафим знал, что нужно сказать, и посмотрел на архиепископа Аверкия. Тогда Архиепископ дал ему знак, чтобы он произнес прокимен вместо диакона. 
     "Да воскреснет Бог, - громко возгласил отец Серафим, - и расточатся врази ею! Да воскреснет Русь! Аллилуиа!" Как только он сказал это, огромный хор вокруг них подхватил слова прокимена, они громогласно разносились повсюду как волны. В этот момент архиепископ Аверкий радостно улыбнулся, и начал медленно подниматься по ступеням, весь в клубах фимиама. Тысячеголосый хор продолжал петь, и отец Серафим понял, что праздновалось великое, торжественное, неслыханное событие - Воскресение Руси. И тогда он проснулся. 
     Отец Серафим чего-то недоговаривал, но было ясно, что его посетил сам архиепископ Аверкий. Заканчивая свой рассказ, он спросил: 
     - Не знаю, что это значит? 
     - Разве ты не знаешь, какой сегодня день? - сказал ему брат. - Сегодня день памяти св. равноапостольного Аверкия, первое тезоименитство архиепископа Аверкия на небесах! В этот день празднуется память свв. Семи отроков Ефесских (прообразующих всеобщее Воскресение) и Казанской иконы Божией Матери, которая спасла Россию в прошлом. - Твой сон не простой; он должен иметь духовный смысл". 
     Итак, отец Серафим удостоился присутствовать в небесном прославлении архиепископа Аверкия. 
 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

     Данное повествование о жестокой схватке архиепископа Аверкия с фальшью всех видов и о победе над ней в конце говорит нам об одной очень важной вещи: мы должны заниматься поисками и разоблачением Отступления не где-либо вне сферы нашей деятельности - во внешнем мире, в прочих христианских конфессиях, в языческих религиях, в других православных юрисдикциях, среди "новообращенных" и т.д... Дух Отступления - имитация Христа - находится повсюду, поражает прежде всего старающихся остаться верными Христу. 
     Нас призывают к покаянию и борьбе незабываемые слова архиепископа Аверкия, сказанные в ответ на вопрос человека, который сделал все возможное со стороны внешней, чтобы принадлежать к истинной Христовой Церкви, к Церкви Православной: 
     Но как определить, принадлежишь ли ты к этой Церкви?... 
     Ничто кроме глубинного чутья подлинности и непоколебимость в борьбе с самыми утонченными подменами и обманами не может сделать нас членами "теснейшего духовного союза всех право верующих во Христа", Той Церкви, Которую не одолеют врата ада. 
 

иеромонах Дамаскин

 

Некоторые из трудов Архиепископа Аверкия (Таушева):

 

1. "Соль обуевает"
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

2. Кому мы служим?
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

3. Православие и его враги
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

4. Литургика. Курс лекций
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

5. Как проводим мы Великий пост?
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

6. Пост и истинное православие
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

7. Будем ли мы, наконец, каяться?
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

8. Великий Пост и сущность Христианства
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

9. Двери покаяния
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

10. Будет ли Страшный Суд?
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий 

11. Готовимся ли мы к Великому Посту?
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

12. Духовный большевизм
Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Категория: Мои файлы | Добавил: Admin
Просмотров: 144 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Категории раздела

Мои файлы [13]

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 11

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0