Архиерейское служение Священномученика Дамаскина (Цедрика) в Черниговской Епархии (1923–1925) - 21 Января 2013 - Храм-Часовня

ХРАМ-ЧАСОВНЯ ЕПИСКОПА ДАМАСКИНА И ИСПОВЕДНИКОВ КАТАКОМБНЫХ

Пятница, 09.12.2016, 04:53

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Январь » 21 » Архиерейское служение Священномученика Дамаскина (Цедрика) в Черниговской Епархии (1923–1925)
07:49
Архиерейское служение Священномученика Дамаскина (Цедрика) в Черниговской Епархии (1923–1925)

В основу настоящего исследования положены документы из архивов ФСБ и РГИА (СПб), в которых раскрываются события, связанные с епископской хиротонией священномученика Дамаскина (Цедрика), совершенной Святейшим Патриархом Тихоном, деятельностью святителя в Черниговской епархии, его борьба с обновленческим расколом и преследование его властями. В этот период в полной мере проявились величие духа священномученика Дамаскина, его энергия, стойкость и горячая любовь, связывавшая архипастыря и его паству.

 

Епископ Дамаскин (Цедрик)

Новосвященномученик Дамаскин (Цедрик), Епископ Глуховский и Нежинский , управляющий Черниговской Епархией (фото из архива редакции "ЦВ РИПЦ")

             

 

АРХИЕРЕЙСКОЕ СЛУЖЕНИЕ

СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ДАМАСКИНА (ЦЕДРИКА)

В ЧЕРНИГОВСКОЙ ЕПАРХИИ

(1923–1925)

 

О.В. КОСИК

 

Священномученик Дамаскин (Цедрик) – это один из тех великих святителей, которые вместе со священномучеником митрополитом Кириллом Казанским в самые тяжелые годы гонений на Церковь отстаивали чистоту Православия и внутреннюю независимость Церкви от безбожной власти. Его житие изучено мало. Духовная дочь святителя Елена Лопушанская, скончавшая свои дни в эмиграции, написала его обширную биографию /1/. Однако этот труд, изданный за рубежом, несмотря на его несомненные большие достоинства, изобилует фактическими ошибками и неточностями, которые перекочевали в книгу протопресвитера Михаила Польского «Новомученики и исповедники Российские» /2/, обросли новыми ошибками, которые по сию пору тиражируются в печатных изданиях. К этим искажениям добавились новые; например, Владыка, канонизированный (Московской патриархией в 2000 г., в РПЦЗ Свщмч. Дамаскин канонизирован в 1981 г. как Епископ Глуховский – прим. ред. ЦВ) как епископ Стародубский, никогда так не именовался, а был епископом Глуховским, позднее Глуховским и Нежинским, временно управляющим Черниговской епархией.

Обращение к архивам позволило выявить картину служения Владыки на Черниговщине и уточнить житийные данные. В семитомном следственном деле 1925–1926 гг., по которому проходил митрополит Петр (Полянский) вместе со многими другими священнослужителями и мiрянами /3/, обнаружился целый том, посвященный служению епископа Дамаскина на Черниговщине. Этот том представляет собой материалы следственного дела, по которому проходил Владыка Дамаскин в Черниговской области в 1923–1925 гг., и был прислан в центр по требованию органов ОГПУ. Важные документы, связанные со служением епископа Дамаскина в Черниговской епархии, найдены в Российском Государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге (ф. 831). Эти материалы вместе с некоторыми другими позволили составить картину служения Владыки в Черниговской епархии в 1923–1925 гг.

В 1920-е годы Церковь на Украине раздирается многочисленными церковными расколами – на ее территории боролись за власть над приходами обновленцы, самосвяты-липковцы, лубенцы и др. Распространение лжеиерархии В. Липковского, давление, оказываемое на верующих со стороны автокефалистов и обновленцев, насильственное удаление от своих епархий тихоновских епископов, побудили православных г. Глухова в октябре 1923 г. послать своего представителя к Святейшему Патриарху Тихону, прося принять их «под свое духовное водительство». Патриарх изъявил свое согласие и рекомендовал избрать кандидата во епископы.

Первоначально духовенство г. Глухова наметило кандидатом епископа Матфея (Храмцова), «при условии что он не принадлежит к Живой Церкви...». Эта оговорка была не случайной. Протоиерей Крестовоздвиженской церкви г. Чернигова Матфей Храмцов 15 февраля 1923 г. определением Собора украинских епископов по представлению Черниговского и Нежинского архиепископа Пахомия (Кедрова) был назначен епископом Глуховским и Новгород-Северским, викарием Черниговской епархии. Его хиротонию 23 апреля того же года в Чернигове совершили архиепископ Пахомий, епископы Борзенский Николай (Могилевский?) и Городнянский Никифор (Богословский). Через девять дней церковная власть в Чернигове перешла в руки епископа Александра (Мигулина), назначенного образовавшимся в это время в Киеве обновленческим Всеукраинским высшим церковным управлением (канонический Черниговский архиепископ Пахомий был к этому времени удален с кафедры). Епископ Матфей (Храмцов) подчинился власти Александра и 1 мая того же года был направлен в Новгород-Северский для управления своим округом /4/. В сентябре 1923 г. епископ Матфей порвал с обновленцами.

В его покаянном письме Святейшему Патриарху Тихону, написанном в начале следующего года, говорилось: «Близкое знакомство мое с ними [обновленцами] ясно убедило меня, что возвещенные ими лозунги о возвращении Церкви к чистоте первохристианских времен были только красивыми словами, что не благо Церкви преследуют они, а исключительно свои греховные интриги. Пережив тяжелые дни великой душевной муки раскаяния, я в половине сентября месяца 1923 года фактически порвал с ними всякую связь, твердо решив принести искреннее публичное покаяние в содеянном грехе как пред народом и духовенством, так и пред Вашим Святейшеством и умолить Вас принять меня многогрешного в свое высокое общение. Такое свое решение я уже отчасти привел в исполнение: о своем разрыве с обновленцами и о своем намерении искать канонического общения с Вашим Святейшеством и другими епископами, мужественно стоящими за богоустановленный порядок церковной власти, я публично заявил с церковной кафедры после Литургии в Новород-Северском соборном храме, а своим соработникам на ниве Христовой пастырям викариатского округа особым своим посланием. В своем тяжком грехе отступничества я исповедался своему духовнику пред Св. Евангелием и Животворящим Крестом» /5/.

Но тем не менее, присоединение епископа Матфея к Православной Церкви осенью 1923 г. еще не произошло. Несмотря на это, он согласился на предложение православных Глуховского уезда, заявив, однако, что он лишь номинально будет считать себя Глуховским епископом. Поэтому представители глуховских общин обратились с письмом к епископу Макарию (Опоцкому), бывшему викарию Новгородской епархии, прося ликвидировать разлад на Глуховщине и принять под свое водительство весь уезд, объединить православных, «создав этим в Глуховщине мир и любовь» /6/. Преосвященный Макарий принципиально на избрание согласился. Но и эта кандидатура вряд ли принесла бы глуховцам чаемые мир и любовь. Хиротонисанный в 1922 г. во епископа Череповецкого, викария Новгородской губернии, епископ Макарий по каким-то причинам был уволен на покой, а вскоре после этого перешел в обновленчество.

К Патриарху Тихону был отправлен представитель православных организаций Глуховщины, который привез просьбу об открытии епископской кафедры в г. Глухове, сообщение об единогласном избрании епископа Макария (Опоцкого) и прошение об утверждении его в звании епископа Глуховского.

Однако Святейший не утвердил выбор глуховских общин и назвал имя архимандрита Дамаскина, который находился в это время в Москве, высланный из Крыма властями /7/. Владыка Дамаскин стал любимым архиереем Глуховщины и всей Черниговской епархии. Архиепископ Пахомий в докладе Его Святейшеству просил посвятить архимандрита Дамаскина в епископа Глуховского, викария Черниговской епархии, настоятеля Георгиевского Балаклавского монастыря в один из ближайших дней, «с тем чтобы приехавший в Москву благочинный мог увезти с собой будущего епископа Глуховского». На обороте прошения была написана резолюция архиепископа Никодима (Кроткова), под началом которого архимандрит Дамаскин служил в Крыму и проходил по одному судебному делу: «Препятствий к перемещению в Черниговскую епархию о. Архимандрита Дамаскина не имею. Состоя на службе в Таврической епархии, о. Архимандрит зарекомендовал себя особенно ревностно в отстаивании интересов церкви пред гражданской властию, за что испытал и лишения – любителем благостного богослужения (он прекрасный чтец и певец), проповедником усердным и умелым практическим деятелем. Я предполагал его и сам иметь викарным епископом, но обстоятельства мешали этому. Никодим, Архиепископ Таврический. 1–14 ноября 1923 г.» /8/.

Еще один документ гласит: «1923, нояб[ря] 14. [н.ст.]. Вполне признавая дарованную собором 1917–1918 гг. автономию Украинской церкви, но, принимая во внимание, что в настоящее время нет в ней ни митрополита, ни замещавшего его Экзарха, нет и Священного Синода, Святейший Патриарх и Высшее при нем Церковное управление благословляет открыть в г. Глухове кафедру викарного епископа Черниговской епархии, на каковую назначить указанного архиепископом Черниговским архимандрита Дамаскина (Цедрик). Наречение его во епископа произвести членам Высшего Церковного Управления, а хиротонию совершить предоставить усмотрению Высокопр[еосвященного] архиепископа Черниговского, но с тем чтобы сонм рукополагающих епископов был возглавлен Высокопреосвященным митрополитом Серафимом [подписи: Арх[иепископ] Тихон, Архиепископ Серафим, Архиепископ Петр, Архиепископ Иларион]» /9/.

18 ноября 1923 г., в воскресенье состоялась епископская хиротония архимандрита Дамаскина во епископа Глуховского викария Черниговской епархии в Москве в Донском монастыре св. Патриархом Тихоном, архиепископом Черниговским и Нежинским Пахомием (Кедровым), епископом Ананьевским Парфением (Брянских) /10/. Владыка Никодим (Кротков) писал по поводу хиротонии: «Мне жаль было отпускать его от себя, такого живого и деятельного человека, но и задерживать неудобно, раз ему предоставляют более широкое поле деятельности. Он по-малорусски говорит, там его не знают, может быть, там и удастся ему поработать» /11/.

Вскоре Владыка был избран своим архиереем православными общинами Нежинского, Новгород-Северского и других округов и назначен временно управляющим всей Черниговской епархией. В декабре 1923 г. Владыка Дамаскин приехал в г. Глухов Черниговской губернии. Свою архипастырскую деятельность он начал с приведения в порядок епархиального управления и канцелярии, организации викарных и благочинных управлений.

В мае 1924 г. в советской прессе печатаются материалы о принятии в общение Патриархом Тихоном лидера обновленцев В. Красницкого, послание «Святейшего Патриарха» о включении в состав епархиальных советов живоцерковников, которое было написано Красницким /12/, постановление Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода об образовании высших органов Церковного управления – Священного Синода и Высшего церковного совета – со включением в состав последнего Красницкого и др. /13/. Эти публикации активно использовались на Украине самосвятами с целью подорвать доверие к Русской Православной Церкви.

Чтобы разобраться в ситуации, сложившейся в Церкви в связи с деятельностью Красницкого и Введенского, Преосвященный Дамаскин снова едет в Москву, разговаривает с Патриархом. Вернувшись, он обращается с посланием к Пастырям и пастве церкви Черниговской, где полностью изобличает клевету о признании Святейшим Патриархом Тихоном «Живой церкви» и передает призыв Патриарха твердо стоять на страже православия.

Принципиальным вопросом было поминовение имени Святейшего Патриарха Тихона на богослужении. В декабре 1923 г. вышел циркуляр Наркомюста, в котором «публичное чествование лиц, осужденных или находящихся под судом за совершение тяжких государственных преступлений (раздел 1, гл. 1, особая часть УК), в частности в отношении гр. Белавина (Тихона)» следует рассматривать как уголовно наказуемое деяние /14/. Хотя Патриарх был освобожден, циркуляр о «преступности» возношения за богослужением имени Патриарха Тихона остался в силе /15/.             После высылки епископа Пахомия Епархиальное управление во главе с епископом Александром разослало распоряжение по общинам о непоминовении епископа Пахомия и Патриарха Тихона как контрреволюционеров. С прибытием епископа Дамаскина в Черниговскую епархию все, кроме обновленцев, начали поминать Патриарха Тихона.

Владыка много ездит по епархии. Он неоднократно посещает Кресто-Воздвиженскую общину, созданную известным общественным деятелем Н.Н. Неплюевым /16/ как попытку построить модель общества на основах христианской морали и социальной справедливости. Епископ Дамаскин видел в этой коммуне способ духовной защиты от наступления безбожия. Владыка общается со священником А. Секундовым, членом Священного Собора Русской Православной Церкви 1917–1918 гг., другими членами общины. Особенно он любил проводить время с детьми, учить их христианской вере.

В сентябре 1924 г. святитель снова едет в Москву. Он служит с Патриархом Тихоном и украинскими архиереями, высланными в Москву: архиепископом Черниговским Пахомием (Кедровым), архиепископом Одесским Прокопием (Титовым), епископом Каменец-Подольским Амвросием (Полянским), епископом Ананьевским Парфением (Брянских) в Троицком соборе Даниловского монастыря. 12 сентября 1924 г. участвует в хиротонии архимандрита Стефана (Знамировского) во епископа Шадринского /17/.

А по возвращении в епархию 15 сентября 1924 г. Владыку арестовывают в г. Нежине и помещают в Черниговский ДОПР. Во время обыска епископ выбросил в окно печать епархиального управления, ведь создавать канцелярию без разрешения властей о регистрации было делом подсудным. Формальным поводом для ареста был донос, поступивший в июне 1924 г. на Владыку со стороны священника г. Остера Мальцева, который перешел в «Живую церковь» и одновременно снял с себя сан. Владыка предложил церковному совету приискать другого священника. В своем доносе Мальцев сообщал в ГПУ, что Владыка поминает на службе имена ссыльных епископов Пахомия, Парфения, Прокопия, что епископ Дамаскин еще до хиротонии уехал из Киева вместе с митрополитом Антонием (доносчик знал, что означает для органов ГПУ связь с митрополитом-эмигрантом) (речь идет о Митрополите Киевском и Галицком Антонии /Храповицком/, в то время основателе и Первоиерархе Русской Зарубежной Церкви – прим. ред. ЦВ). Мальцев коснулся и проповеди, которую сам не слышал, в которой Владыка, говоря об изъятии мощей св. Феодосия, призывал к покаянию, и предсказывал, что «придет время, когда люди вернутся к Богу и тогда святитель Феодосий вернется к нам» /18/.

Новосвященномученик Дамаскин (Цедрик), Епископ Глуховский и Нежинский, управляющий Черниговской Епархией

Долгие месяцы Владыка проводит в тюрьме без суда. Одно надуманное обвинение сменяется другим. Он пишет «Всеукраинскому Старосте Петровскому» письмо, озаглавленное «Голос из Черниговщины». Епископ Дамаскин пишет: «Теперь уже около 6 месяцев я нахожусь в Допр’е. Значит, я действительно преступник пред Соввластью? Уполномоченный ГПУ сразу предъявил мне целую массу обвинений. Что же это были за обвинения, если по предъявлении через 3 месяца моего дела Черниговской Прокуратуре все они отпали? ГПУ выдвигает новое обвинение по "доносу” живистского расстриги попа. Но и это обвинение отпало, когда расследовала его прокуратура. Теперь на шестом месяце моего заключения ГПУ выдвигает уже новые обвинения (мне не объявленные еще) в связи с делом, возбужденным ГПУ против Неплюевской трудовой общины (единственная в России христианская коммуна, возникшая лет 40 назад, теперь – разоренная). Смею утверждать, что и новые обвинения также рассеются, ибо отношения мои к Братству носили только идеально-церковный характер... Но характерно во всем этот деле та последовательность выдвигаемых обвинений, как будто рассчитанная на то, чтобы держать меня в заключении» /19/. В этом Владыка был совершенно прав.

Были допрошены члены Воздвиженской общины. От них добивались свидетельства о монархических и антисоветских убеждениях епископа. На выписках из протоколов допросов имеются указания о ходе ведения следствия, о том, что необходимо «детализировать вопросы», «выяснить до мельчайших подробностей даже употребленные им [епископом Дамаскином] слова и выражения в проповедях», установить полное содержание каждой проповеди, допросить также рядовых слушателей» /20/.

Рассказы о прогулке с детьми истолковывались как воспитание, которое «отрывает детей от современной жизни, не приготовляет из них граждан Советского государства, а наоборот, делает их рабами отдельных личностей» /21/ (показания одного из членов артели). Другой свидетель говорил: «Своим приездом он всех обворожил. Красивый голос. Прекрасно говорит проповеди, в которых частенько затрагивает Советскую власть. Свои произношения почти всегда молился /22/ "о смутном тяжелом времени”, что "сейчас на Руси”, призывал бороться с этим временем, дабы можно было бы свергнуть существующую власть и все время говорил, что настанет светлый момент на Руси, т. е. когда будет свергнута советская власть» /23/. Последние слова, скорее всего, написаны следователем.

Уполномоченный ГПУ был очень недоволен ходом следствия. Он пишет на протоколе: «Все это общие фразы или попросту водица. Необходимо установить конкретные фразы, действия и т.п.» /24/. И опять из свидетелей безуспешно пытаются вытянуть какие-то сведения, изобличающие епископа в монархистских убеждениях, но это как раз начисто отсутствовало. И все же, как ни парадоксально, вся община, жизнь которой строилась на коммунистических и религиозных началах, была объявлена монархической. Большинство членов артели было арестовано.

В «Заключении по делу епископа Дамаскина» от 19 февраля 1925 г., составленном губернским прокурором, утверждается, что «Гр[ажданин] Цедрик нелегально организует викарные и благочинные управления, не регистрируя их в местных органах Соввласти, объединяет духовенство тихоновской ориентации, старается доказать, что обновленческое движение является еретическим и поэтому поддерживается Соввластью, предупреждает граждан осторожно относиться к сообщениям Соввласти о положении Тихоновщины, называя эти сообщения заведомо ложными, вымышленными; поминает во время богослужения епископов, находящихся в заключении по конрреволюционным делам, "как мучеников за веру и Христа”, преследуемых Соввластью, и вообще всячески старается подорвать авторитет ее» /25/.

Однако уполномоченный вынужден признать, что данных для предания епископа суду недостаточно, несмотря на то что в целом «вся работа его в пределах Черниговщины направлена была к подрыву Советской власти и носит контрреволюционный характер» /26/.

Православный народ вступается за своего епископа. В октябре 1924 г. верующими Нежинщины, Глуховщины и Новгород-Северщины было возбуждено ходатайство перед губернским прокурором, подписанное 5 000 человек о назначении «над епископом суда или, если обвинения отсутствуют, освобождении его» /27/. Ходатайство не дало результата.

24 февраля 1925 г. православные общины гг. Чернигова, Нежина и Глухова подают заявление Г. И. Петровскому. Там пишется: «…Общинам хорошо известна личность епископа Дамаскина, его деятельность и глубокое моральное влияние, какое он имеет на широкие массы верующих… Убеждение общин верующих непоколебимо в том, что с личностью епископа Дамаскина ни в коем случае не может быть связано преступное деяние, которое требовало бы изоляции епископа и притом изоляции до суда» /28/.

Верующие просят об освобождении епископа Дамаскина из заключения до суда под попечительство советов общин. В случае, если имеются доказанные обвинения, ускорить гласный суд, на чем особенно настаивают авторы письма, «не допустив административного разрешения вопроса о нем, что легло бы большой тяжестью на психологию широких масс верующих» /29/.

Однако произошло как раз то, чего боялись черниговцы. Гласного суда не было. 13 февраля 1925 г. наконец издано обвинительное заключение, где подводятся итоги «контрреволюционной деятельности» епископа. Как говорилось в нем, собранный материал был недостаточен, «чтобы путем гласного слушания добиться [о]суждения его (Дамаскина)». Поэтому, «принимая во внимание, что Дамаскин по своему мировоззрению является социально-опасным элементом, влияющим разлагающе на население, и что дальнейшее его пребывание на Черниговщине может создать явную оппозицию по отноше

нию к Сов[етской] Власти и Ком[мунистической] Партии, выразившуюся в образовании нелегальных кружков монархической организации» /30/, перед Особым совещанием ГПУ УССР было решено просить ГПУ УССР ходатайствовать перед Центральной комиссией по высылкам о высылке епископа за пределы УССР на север.

Только через три месяца, 14 мая 1925 г., епископ был освобожден. На другой день был праздник Вознесения Господня. «Черниговцы всегда с умилением вспоминали как выпущенный первый раз из тюрьмы под большой праздник (конечно, только потому, что в ГПУ об этом забыли), епископ Дамаскин служил всенощную. Измученный многомесячным пребыванием в заточении и допросами, владыка не мог стоять. Поэтому мvровал он сидя. В алтаре у него сделался сердечный припадок. Но это не помешало ему на другой день служить обедню, – для него не было большей радости, как совершать богослужение, причем это не обязательно делалось в храме» /31/.  

В июле 1925 г. Владыку опять арестовывают, вскоре выпускают. 4 августа — снова обыск. Епископ Дамаскин дает подписку о том, что не позже 4 сентября выедет в Москву и явится в ОГПУ. Он успевает за оставшееся недолгое время вместе с архиепископом Григорием (Лисовским) рукоположить в г. Полтаве во епископа Прилукского архимандрита Василия (Зеленцова) (будущего священномученика и одного из основателей на Украине Катакомбной Церкви; канонизирован Русской Зарубежной Церковью в 1981 г. – прим. ред. ЦВ)) /32/. 25 августа 1925 г. епископ Дамаскин приезжает в Полтаву с утренним поездом, с вокзала отправляется прямо в собор, принимает участие в хиротонии, а затем с первым же поездом уезжает обратно. Епископ Василий продолжил начатое епископом Дамаскином дело – составил обличение лубенского раскола. А высланный епископ Дамаскин в сентябре 1925 г. прибывает в Москву. Начинается новый этап его служения, вскоре увенчавшийся ссылкой в Туруханский край.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

1 См. Л[опушанская] Е. Епископы-исповедники. Сан-Франциско, 1971.

2 Например, будущий святитель родился 29 октября не 1877 г., а 1878 г., что подтверждается послужным списком 1907 г. (Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ). Ф. 244. Оп. 3. Д. 122. Л. 11). Будущий епископ поступил в Одесскую духовную семинарию, но не окончил ее, как указано во многих источниках, а перешел в учительскую семинарию. В биографических источниках также часто неверно указывается, что он «окончил сельскохозяйственный институт», иногда Владивостокский сельскохозяйственный институт. Во Владивостоке иеромонах Дамаскин действительно учился, но только в Институте восточных языков, который закончил в 1909 году.

3 ЦА ФСБ РФ. Д. 3677, Т. 7.

4 РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 188.

5 Там же.

6 Там же. Д. 218.

7 См.: Пуцко В. Глуховский епископ Дамаскин // Московский журнал. 2002. № 10. С. 46.

8 РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 211. Л. 14 об.

9 РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 211. Л. 14.

10 См.: Московский журнал. 2002. № 10. С. 46.

11 Цит. по: Александр, архиеп. Священномученик Никодим: Жизнь, отданная Богу и людям. Кострома, 2001. С. 209.

12 Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России; позднейшие документы о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943. М., 1994. С. 318.

13 Там же. С. 318.

14 Цит. по: Акты… С. 305

15 См.: Следственное дело Патриарха Тихона. М., 2000. С. 375.

16 Неплюев Н.Н. (1851–1908) – общественный деятель и писатель. В своем родовом имении Глуховского уезда Черниговской губернии стал заниматься обучением крестьянских детей. Основал детское общежитие при начальной школе, сельскохозяйственные школы, детский приют и (в 1889 г.) Крестовоздвиженское трудовое братство. Братство было призвано (по уставу, утвержденному в 1893 г.) «заботиться о христианском воспитании детей и православном религиозно-нравственном усовершенствовании взрослых членов через учреждение трудовой общины, строй коей основывался бы на началах христианской любви и правилах церкви».

17 Современники о Св. Патриархе Тихоне / Сост. М.Е. Губонин. Рукопись (Архив ПСТГУ).

18 Вскрытие мощей свт. Феодосия Черниговского произошло в 1921 году. После поверхностного осмотра мощи были переданы в музей. В 1984 г. мощи Феодосия Черниговского были возвращены Церкви. Хранятся в Свято-Троицком кафедральном соборе г. Чернигова.

19 ЦА ФСБ РФ. Д. 3677. Т. 7. Л. 42 об — 43. Петровский Г.И. (1878–1958) – в 1919–1938 гг. председатель Всеукраинского центрального исполнительного комитета (ВУЦИК).

20 ЦА ФСБ РФ. Д. 3677. Т. 7. Л. 13 об.

21 Там же. Л. 14 об.

22 Так в документе.

23 Там же. Л. 18.

24 Там же. Л. 15 об.

25 Там же. Л. 22.

26 Там же.

27 Там же. Л. 45 об.

28 Там же. Л. 38.

29 Там же. Л. 38 об — 39.

30 ЦА ФСБ РФ. Д. 3677. Т. 7. Л. 21..

31 См.: Л[опушанская] Е. Указ. соч. С. 41

32 Причислен к лику святых на Архиерейском Соборе 2000 г. Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.

2006. Вып. 4 (21). С. 86–104

 

 

 

Просмотров: 172 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 11

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0