Экуменизм - путь, ведущий в погибель ч1 - 28 Января 2013 - Храм-Часовня

ХРАМ-ЧАСОВНЯ ЕПИСКОПА ДАМАСКИНА И ИСПОВЕДНИКОВ КАТАКОМБНЫХ

Понедельник, 05.12.2016, 03:24

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Январь » 28 » Экуменизм - путь, ведущий в погибель ч1
05:06
Экуменизм - путь, ведущий в погибель ч1
Людмила Перепелкина


I. Участие в делах тьмы

"Мерзость запустения на святом месте", реченная пророком Даниилом, связывается нашими современниками, особенно русскими, прежде всего с разрушенными и оскверненными храмами нашей земли.

Есть и другое, святоотеческое толкование этих пророческих слов: "мерзость запустения" во святом месте - это епископские кафедры, занятые недостойными иерархами. Это толкование приходит на ум всякий раз, когда видишь канонические отступления "православных" экуменистов, их экуменическую "любезность", доходящую до молитвенного общения не только с инославными, но и с явными идолопоклонниками, оккультистами и колдунами, как это имело место на последних двух экуменических ассамблеях в Ванкувере и Канберре.

Только духовные слепцы могут не содрогнуться от апокалипсического ужаса экуменических встреч и ассамблей, каждая из которых неизменно знаменует собою новую степень духовной деградации.

Трудно поверить, что, молясь с инославными, иерархи и клирики Московской Патриархии, Константинополя и др. поборники "Экуменического братства" не знают или забывают, что эти молитвы запрещены многими каноническими правилами. В частности, 10-е Апостольское правило гласит: "Аще кто с отлученным от общения Церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен". А согласно 45-му Апостольскому правилу "Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся, токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что либо, яко служителям Церкви: да будет извержен" (1).

Сознают ли эти иерархи, приносившие при хиротонии архиерейскую присягу до смерти блюсти каноны, правила святых Отцов, предания церковные, уставы святые и чины Православной Церкви (2), что, совместно молясь и лобызаясь в православных храмах с католиками, лютеранами, баптистами, пятидесятниками и прочими еретиками, они предают святое Православие? Сознательно ли пренебрегают они анафемами и клятвами святых Отцов, под которыми находятся их "экуменические братья", отступившие от Единой, т.е. единственной (unicum) Святой Соборной и Апостольской Церкви?

"Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых" - первые слова Первого Псалма Псалтири. Случайно ли, что божественный пророк-псалмопевец поставил их первыми? У Бога случая нет. Славить Бога, право славить Его невозможно на "совете нечестивых". И пусть не говорят экуменисты из Московской Патриархии, что на "совете нечестивых", во Всемирном Совете Церквей, они "свидетельствуют о Православии". Нет, они участвуют в делах тьмы, стремящейся объединить все неправды и ереси мира в единую всемирную "церковь" без Христа. Об этом убедительно говорят факты. Об этом в минуту откровенности говорят и сами экуменисты. Так, председатель Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии митрополит Смоленский Кирилл (Гундяев) на VII Ассамблее ВСЦ в Канберре открыто назвал Всемирный Совет Церквей "колыбелью единой церкви" (3).

Известно, что экуменисты хотят сгладить межконфессиональные различия и противоречия и поэтому предпринимают попытки исказить наши догматы, а также изменить каноны и вековые православные предания, т.е. отнять у нас то, без чего немыслима Церковь Христова. "Совет нечестивых" знает, что самое драгоценное у Православной Церкви, поэтому и посягает на ее догматы и каноны. Ведь великая заслуга православия состоит как раз в том, что оно с момента основания Святой Церкви и до наших дней верно хранит Богооткровенное учение и Священное Предание неизменными. "Что вы слышали от начала, то и да пребывает в вас: если пребудет в вас то, что вы слышали от начала, то и вы пребудете в Сыне и в Отце" (I Иоан. 2, 24) (См. стр.). "Держи, что имеешь" (Откр. 3, 11) - это завещание имеет огромное значение для Православия. По мнению церковных обновленцев и либералов, "держать" и "хранить" равнозначны консерватизму и косности. "Для православного сознания, однако, понятие это динамично - в хранении содержится неудержимое стремление всегда, до конца, быть верным Истине и на основании хранимого быть вооруженным и готовым отвечать на все новые и часто прикровенные потребности и вопросы, встающие перед нами ежедневно" (4).

Церковь Христова есть "столп и утверждение истины" (I Тим. 3, 15). Она, по словам святителя Феофана Затворника, "есть Церковь Бога живаго, Который есть Бог истины или самая истина. Все истинно в ней. В другом где-либо месте не ищи истины" (5). Экуменисты же утверждают, что любые вероисповедания, в том числе и языческие, - "поскольку Бог един" - заключают в себе свою истину и поэтому призывают христиан быть снисходительными к вере других.

Терпимый к духовным отступлениям экуменизм лишь утверждает неправославных в их заблуждениях, соглашаясь с тем, будто эти поклонники анафематствованных святыми Отцами ересей также принадлежат к Церкви Христовой.

Снисходительность "православных" экуменистов, призванная "преодолевать духовные баррикады" (6), противоречит строгости, завещанной нам Самим Господом, в отношении к нераскаянным грешникам: "Аще же и Церковь не послушает, буди тебе якоже язычник и мытарь" (Мф. 18, 17). Подобно Христу, Его святые ученики также призывали к духовной зоркости и строгости: св. Иоанн Богослов (II Иоан. 1, 10), св.Ап.Павел (II Сол. 3, 6), причем в Послании к Галатам Апостол Павел предает анафеме всякого исказителя учения Христова: "Кто благовествует вам не то, что вы приняли, анафема да будет" (Гал. 1, 9).

II. Деление неделимого хитона Христова, Его единой Церкви

Экуменисты, ставя под сомнение православный догмат, что только Православная Церковь является "единой, святой, соборной и апостольской Церковью", утверждают, будто "Церковь потеряла свое единство и ныне существует лишь в расколах (схизмах) - восточный раскол, папский раскол, англиканский раскол" (7). Богословствующие либералы смотрят на всякую ересь как на новую "ветвь" Христовой Церкви и дают право каждой такой отдельной части называться "церковью". Даже орфографически они теперь "уравнены в правах": ЖМП и другие экуменические журналы пишут их с заглавной буквы.

Инославные же экуменические теоретики, будучи вне Церкви, не хотят и не способны понять, что их отделившиеся вследствие ересей общности отпали от Церкви и вновь соединиться с ней могут лишь посредством покаяния и отречения от всех своих заблуждений. В своем же нынешнем состоянии они не имеют права именовать себя церквами, будучи лжецерквами, тогда как истинная Христова Церковь, отсекая от себя еретиков, продолжает существовать как целостная, внутренне единая в вере нераздельная Церковь.

Экуменическая "теория ветвей" (branch theory), согласно которой Церковь разделена на православную, римокатолическую и протестантскую "ветви", находится в полном противоречии с учением Православной Церкви. Единство и единственность Православной Церкви всегда исповедовались, начиная со святых Апостолов, всеми святыми Отцами и учителями Церкви. Этим и объясняется пламенная ревность святых Отцов, проявляемая при всяком отделении и отпадении от Церкви, равно как и их строгое отношение к ересям и расколам.

Великий современный православный богослов архимандрит д-р Иустин Попович говорит, что "как у Господа Христа не может быть несколько тел, так у Него не может существовать несколько церквей... Отсюда, разделение Церкви онтологически, по существу, невозможно. Разделения Церкви никогда не было и не может быть; существовали, и будут существовать лишь отпадения от Церкви... Таким образом, отпали от Церкви гностики, ариане, духоборцы, монофизиты, иконоборцы, римокатолики, протестанты, униаты и ... все прочие отщепенцы, принадлежащие к еретико-раскольничьему легиону" (8).

Допускаемый и одобряемый экуменизмом богословский плюрализм есть ничто иное, как релятивизация истины, попытка превратить Божественную Истину в нечто относительное, компромиссное.

Святитель Марк Ефесский, отстоявший Православие в одно из самых опасных для Православной Церкви времен, говорил: "Никогда, о человек, то, что относится к Церкви, не исправляется через компромиссы: нет ничего среднего между Истиной и ложью" (9).

Зато профессор догматики Ленинградской (в настоящее время - Санкт-Петербургской) Духовной Академии протоиерей Ливерий Воронов уже 20 лет назад открыто призывал разграничить "вселенски обязательные догматы (necessaria) от прочих истин вероучения", которые он относит к разряду "сомнительных" (dubia). В связи с предлагаемым им пересмотром Священного Предания, которое проф. Ливерий Воронов именует "разнообразным", он пишет, что такой пересмотр "должен совершаться в духе смиренного (!) осознания необходимости соборным разумением устранить те исторически возникшие неточности или преувеличения в методах или результатах богословствования, которые, быть может (!), сослужив полезную службу делу защиты Православия в прошлом, становятся ныне своего рода помехами на пути к осуществлению Церковью ее великой просветительной миссии в мiре" (10).

III. "Причастие еретиков - есть пища бесов"

"Православные" экуменисты все чаще обнаруживают безразличие к истинам нашего вероучения. Это делает возможными их кощунственные "богословские" диалоги с представителями "монотеизма" - иудаистами и магометанами даже с идолопоклонниками - буддистами. Духовная теплохладность этих церковных "дипломатов" позволяет им признавать Святые Таинства у еретиков. Тем самым "православные" экуменисты грешат против 9-го члена Символа Веры, поскольку они не исповедуют Единой, т.е. единственной Церкви, исключительно хранящей все Святые Таинства. Владыка Митрополит Виталий (Устинов) говорит, что "Святые Отцы нарочито вставили Никео-Цареградский Символ веры в Божественную Литургию и в другие ежедневные богослужения, как молитву, чтобы связать в такой совершенной идеальной краткости выраженное все полностью православное вероучение, реально с нашей душой, сделать Символ веры жизнью, а не абстрактным учением. Святые Отцы нас учат, что с Господом Богом может быть общение только молитвенное, что о Господе Боге должно не рассуждать одним нашим интеллектом, но созерцать всеми силами нашей души - умом, сердцем и волею, молитвенно и верою. Символ веры - это не наше объявление о нашем вероучении, это не наш меморандум о вере, амолитвенный подвиг всех сил нашей души" (11. Подч. Л. П.). Каждая догматическая истина, молитвенно исповедуемая нами, является источником нравственной силы, благодаря которой мы приемлем дары Св. Духа. "От правильного подвига веры и молитвы зависит правильная жизнь, жизнь во Христе, жизнь в Церкви" (12). Согласно учению Христа единение человека с Богом совершается в Таинстве Причащения - св. Евхаристии. Господь говорил: "Я - хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить во век; хлеб же, который Я дам, есть плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мiра. Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает" (Иоан. 6, 51-56).

Таинство Евхаристии соединяет людей с Богом и этим самым объединяет их между собой в одно Тело Христово, т.е. Церковь. Вне Церкви нет, и не может быть Причащения (13). Дух Святый, прелагающий Святые Дары в Тело и Кровь Христовы, не может снисходить в собраниях еретиков, уклонившихся от истины. Согласно святоотеческому изречению "причастие еретиков - есть пища бесов". Поэтому Евхаристия возможна только в единой, святой, соборной и апостольской Церкви. И если нигде в ином месте, кроме Православной Церкви, нет святого Причастия, то вместе с этим нет там и никаких иных таинств: "Бог Дух Святый снисходит во всех Таинствах ради воплощения Сына Божия, Его Богочеловечности." (14).

Православные должны, поэтому, твердо знать, что уклонившиеся от Православия религиозные общности не имеют и не могут иметь никаких святых таинств. Приобщение инославных, интеркоммунион, практикуемые экуменистами, есть не что иное, как профанация св. Таинства Евхаристии, хула на духа Святаго, которая, по словам Спасителя, не простится ни в сем веке, ни в будущем (Мф. 12, 31-32).

IV. Кощунственный цинизм экуменических собраний

Экуменическое богохульство проявляется по-разному. Так, событие, имевшее место на VI Ассамблее ВСЦ в Ванкувере, явилось вызовом даже самой экуменической программе "постепенности". Участниками этой ассамблеи 31 июля 1983 г. была отслужена "экуменическая литургия", составленная французским реформатором Максом Турианом и принятая комиссией "Веры и устройства" в Лиме (Перу) в январе 1982 г. Главным совершителем этой "литургии" был англиканский архиепископ Ранси в сослужении с шестью протестантами, из коих две женщины-"священницы": реформатка из Индонезии Каролина Патиазина-Торч и лютеранка из Дании Элизабет Лидел. Кроме названных "предстоятелей" в чтении Свящ. Писания и произнесении ектений приняли участие также "православные", докалхидонцы и римокатолики. Так римокатолический епископ Пауль Вернер из Германии прочитал Евангелие, а "православный" архиепископ Кирилл (ныне митрополит Смоленский, председатель Отдела Высших Церковных Сношений Московской Патриархии) произнес следующие слова прошения: "Помолимся, чтобы вскоре достигнуть видимого общения в теле Христовом путем преломления хлеба и благословения чаши вокруг одного стола!" (15).

Явный кощунственный цинизм этих слов "православного архиерея" не требует никаких комментариев!

V. Экуменическая дружба, помогающая сжиться с грехом инославных

Приснопамятный архиепископ Серафим (Соболев) писал: "трудно сказать, где более православные экуменисты отступают от Православия, в своих ли писаниях, или же присутствуя на экуменических конференциях?" (16). Это присутствие, связанное с принятием догматических компромиссов и отходом от Священного Предания, является в своей сущности изменой Православию. Многое изменилось в сознании православных поместных церквей, в том числе Московской Патриархии, со времени вступления их в экуменическое движение (17).

Так, на Московском Соборе в 1948г. Московская Патриархия определила "экуменическое движение как новую попытку построения Вавилонской башни, как признак очередного заблуждения человечества..., основанного на пороке гордости. Задачу внутреннего органического объединения на догматической основе оно заменило внешним механическим объединением". Показательно, что тогда МП считала, что экуменическое движение "чуждо пониманию истинного церковного единства" и что пойти навстречу ему значило бы "отказаться от истинного единства церковного... в пространстве и во времени... порвать непрерывную цепь благодати, связывающую Православную Церковь с Апостолами путем Апостольского преемства... продать хранимое нами сокровище веры за чечевичную похлебку земных выгод и принять участие в уловлении душ человеческих этими выгодами" (18).

Как горько звучат особенно последние слова, если сопоставить их с теперешними дифирамбами в честь экуменизма, воспеваемыми "православными" экуменистами МП!

Кроме отступления этих "православных" от своей веры через попрание ими святых канонов и догмата о Церкви, исповедуемого нами в девятом члене Символа Веры, есть и другие недобрые плоды экуменизма. Это - дружба, которая завязывается между экуменистами. Незаметно для самих себя участники экуменических встреч отступают от своих прежних убеждений и усваивают особый язык, терминологию и образ мышления, которые вырабатываются в процессе диалога. Этим достигается отчуждение православных от Матери- Церкви, затмение их сознания инославными, еретическими заблуждениями. Недаром святой апостол Павел говорит, что "худые сообщества развращают добрые нравы" (I Кор. 15,33). Экуменическая дружба всячески способствует размыванию вероисповедных границ, т.е. разрушению церковной ограды. "Православные" экуменисты проникаются заблуждениями инославных и сживаются с их грехом. Это особенно ясно показывает эволюция отношения Московской Патриархии к женскому "священству". Так, в Послании Священного Синода МП в 1976 г. решительно отвергалось экуменическое предложение допустить женское "священство", исходя из того, что "Православная Церковь считает для себя обязательным следование в этом вопросе предначертанной Самим Господом Иисусом Христом всегдашней и всеобщей церковной традиции". В Послании подчеркивалось и то, что "церковная история не знает примеров сакраментального служения женщин" (19). В том же Послании указывалось на невозможность "присоединиться к позиции протестантского большинства, допускающего возможность женского священства, нередко выражающего свое отношение к этой проблеме в чуждых Божественному Откровению секулярных категориях" (20).

VI. Женское "священство" - новое искушение древнего змия

Однако участившиеся затем экуменические встречи стали причиной "ступенчатого отступления" (21) от Священного Предания, вплоть до указанного сослужения "православного иерарха" со "священницами" в Ванкувере. А в самое последнее время другой иерарх Московской Патриархии митрополит Сурожский Антоний (Блюм) дерзает теоретически обосновывать допустимость женского священства и публично заявлять, что не видит богословских препятствий для рукоположения женщин (22).

Принимая вызывающие вольности ВСЦ, "православные" экуменисты показывают пренебрежение к Апостольскому преемству, в частности, к таинству Священства. В Церкви все члены, мужчины и женщины, составляя таинственное единство Тела Христова, призваны к святости, ко всеобщему апостольству и Царству Небесному. Однако это вовсе не означает, что все призваны быть священниками. Сам Господь наш - Устроитель Церкви - Своею Божественной мудростью предуказал решение этого вопроса. Ведь несмотря на то, что среди людей близких ко Христу, были и женщины, ни одна из них не была включена в апостольскую Двоенадесятницу. Невозможно допустить, что это было случайно, и что Спаситель делал уступку духу времени (23).

Однако Господь ничем не умалял женщин перед Своими учениками. Напротив, иные из жен удостоились особой чести. Так, грешной женщине из презираемой иудеями Самарии Христос открыл Свое Божество и проповедовал о спасении (Ин. 4, 5-42). А после Воскресения "прекрасное согласие" всех евангелистов (См. Мф. 28, 1-8; Мр. 16, 1-10; Лк. 24, 1-10; Ин. 20, 11-18) свидетельствует о том, что именно жены были удостоеныли удостоены первые и ангельского извещениогоскресшего. По произволению Христа они прежде апостолов приобщились тайне Воскресения. Святые жены-мироносицы сподобились первыми увидеть Воскресшего Учителя и проникнуться невероятной достоверностью Его явления в прославленной плоти, чтобы потом свидетельствовать об этом ученикам Христа "плачущим и рыдающим" (Мр. 16, 12) (24).

Первую иерархию Христовой Церкви составили не женщины, а свв. Апостолы. Сам Патыреначальник Христос поставил их управлять Церковью, пасти стадо Божие и совершать в ней святое таинство Причащения (Лк. 22, 18), учить и крестить (Мф. 28, 19), вязать и решить (Мф. 18, 18), помазывать и исцелять (Мр. 6, 13) и т. д. Совершая рукоположение диаконов (Деян. 6, 6), пресвитеров (Деян. 14, 23; Тит. 1, 5) и епископов (II Тим. 1, 6), они никогда не рукополагали женщин. Напротив, они предписывали женщинам упражняться в безмолвии и благочестии (I Тим. 2, 10-12) согласно распоряжению св. Апостола Павла: "Жены ваши в церквах да молчат" (I Кор. 14, 34).

Эти апостольские предписания в отношении женщин нисколько не говорят о пресловутой "отсталости", "женоненавистничестве" или "пренебрежении" святых Апостолов, в которых любят упрекать их феминистки и церковные либералы. Как противоположны всей этой гибельной суете мiр и покой высокого уважения святых Апостолов к их сестрам во Христе!

Лукавые "защитники" женских прав и свобод, вовлекая женщину в несвойственные ей сферы деятельности, на деле лишь отрывают ее от предназначенных женщине Богом форм служения христианскому обществу и Церкви. И ложь "эмансипации" женщины в духовной сфере грозит открыться в несравненно более уродливых и болезненных формах, чем уже открывшиеся уродливость и болезненность в сфере секулярной.

Соблазняя женщину мнимой свободой и все новыми запретными плодами, сегодняшние ученики древнего змия, несомненно, преследуют ту же цель, что их отец-диавол - окончательно погубить женщину.

Экуменические, слишком человеческие, секулярные мерки и доводы противоречат вневременнному характеру Св. Писания. Не разрешая женщинам учительствовать в Церкви, св. Апостолы руководствовались не человеческим, а Божественным разумом. Земному мудрствованию экуменических либералов, говорящих об "отсталости" святых Апостолов и "угнетенности" женщины мужчиной, противостоит вся традиция Церкви и ее история, свято почитающая своих святых исповедниц, мучениц и блаженных, своею святостью прославивших Бога. Так, к бездомной страннице юродивой во Христе блаженной Ксении Петербургской, ко святым мученицам и преподобным женам вместе со всеми православными христианами смиренно возносят свои молитвы цари и владыки, патриархи и епископы. Можно привести сотни примеров почитания святых жен и легко опровергнуть суемудрые социальные, психологические и прочие доводы экуменистов.

Самый же главный довод против них - это пример Божией Матери, Ее смирение и скромность, которые Она являла во время Своей земной жизни. Пресвятая Дева, родившая Христа, жила тихой незаметной жизнью, никогда не учительствуя в церкви, согласно апостольскому слову.

Неслыханное новшество церковных модернистов, принимающих женщин в качестве "священниц" и даже "епископов", претендует якобы восстановить права женщин, эмансипировать их. Однако это чрезмерное возвеличивание женщины в духе модного феминизма сочетается у протестантских радетелей с полным пренебрежением к Богоизбранной Матери Господа нашего Иисуса Христа. И это вопреки пророчеству Святого Духа, что Она будет ублажаема всеми родами (Лук. 1, 48).

Согласно мнению Митрополита Виталия (Устинова) женское "священство" представляет собой полный разрыв со Священным Преданием.

Что же касается апостольского слова о молчании женщин в церкви, то пусть читатель вспомнит его, когда мы будем говорить об участницах VII Ассамблеи в Канберре, особенно о докладчице Чунг из Кореи.

VII. Парижское "догматическое творчество" без страха Божия

Участие в экуменизме требует от православных небывалых уступок. Так, уже в 1933 г. прот. Сергий Булгаков, подготавливая почву для вовлечения православных в экуменическое движение, писал: "Разобщение в молитве... закрепляется и утверждается в церковных правилах, правда возникших в IV-V вв., но доселе имеющих силу действующего закона, не отмененных формально, хотя и отменяемых жизнью... Мы не во всем можем соединиться молитвенно с нашими братьями, - продолжает С. Булгаков. - В частности мы не можем с протестантами не призывать молитвенно Матерь Божию вместе со святыми... Православию, ради молитвенного общения с ними, приходится, как бы, умаляться; конечно, насколько это делается из любви и снисхождения, ради церковной "икономии", это может быть попускаемо как жертвенность любви, отсутствие неумолимого максимализма по принципу Апостола Павла "для всех быть всем" (25).

Итак, экуменическая снисходительность призывает православных пожертвовать не только церковными правилами (канонами), якобы устаревающими и "отменяемыми жизнью", но и молитвами к Божией Матери и святым. Причем, отец лжи, говорящий устами таких примиренцев, как Сергий Булгаков, выдает эти кощунственные уступки за "самоумаление" и "жертвенность любви".

Напротив, св. Марк Ефесский, этот светоч Православия, писал, что "дела веры не допускают икономии" (26).

Нужно сказать, что "бесстрашное", т.е. без страха Божия, богословие о. Сергия Булгакова, особенно его ересь софианства, дважды официально осужденная соборным решением Православной Церкви, как в России, так и за рубежом, находит много сторонников среди всех, кого Достоевский метко назвал "религиозными праздношатаями". В парижском Институте Богословия (Сергиево Подворье), созданном С. Булгаковым, процветают все самые "бесстрашные" (в том же смысле) теологумены и просто ереси, выдаваемые за последнее слово богословских исканий и "догматического творчества" (!). Кроме исповедуемого там экуменизма этот институт пропагандирует софианство, эвфемически именуемое "софиологией", имябожничество (его называют "имяславием"), а также обновленчество, ищущее примирить Церковь с "духом времени".

Модная западная идея l'aggiornamento ("аджорнаменто"), т.е. приспособления Церкви к современному миру, выдвинутая II Ватиканским Собором (1962 г.) и нанесшая удар католицизму (27), эта идея "осовременения", а точнее, обмiрщения Церкви, стала одной из ведущих (далеко !) среди "православных" экуменистов Парижа и Московской Патриархии, не говоря об их инославных "братьях", давно утративших способность различать духов, особенно "духов злобы поднебесных".

Большой популярностью среди экуменистов всех толков пользуются либеральные, выдаваемые за православные, идеи названного парижского института. Широко распространяет их и Московская Патриархия, особенно в духовных школах и на страницах ЖМП. Вышедшие из церковной ограды парижские "учители" предоставляют экуменистам теоретическую основу для религиозной конвергенции, т.е. разбавления православной истины всеми неправдами еретиков. Духовный климат парижского Сергиева Подворья с его алтарем, повернутым на запад, пронизан западным надменным лжемудрием и гностицизмом. Достаточно побывать на лекциях этого института, чтобы убедиться в духовной беспечности и просто еретичности его преподавателей. Кроме своей преподавательской деятельности, эти "православные" maitres de pensee публикуют и широко распространяют свои софизмы, в том числе в России. Чаще всего это - софианские измышления С. Булгакова и П. Флоренского и их популяризаторов (28).

VIII Софийская ересь и попытки "феминизировать" Бога. Подделка экуменистами Священного Писания

Раскрытие сущности софианской ереси выходит за рамки данной работы. Мы отсылаем читателя к капитальному труду Архиепископа Серафима (Соболева) "Новое учение о Софии Премудрости Божией" (София, 1935 г.), посвященному разоблачению ереси софианства, на основании которого это лжеучение подверглось осуждению Архиерейского Собора Русской Православной Церкви за границей.

В данном случае эта ересь нас интересует в связи с тем, что ее создатели - свящ. Павел Флоренский и прот. Сергий Булгаков посредством хитросплетенного учения о Софии (своими корнями связанного с языческой философией Платона, каббалистическим учением, а также с осужденным Церковью гностицизмом, особенно с гностицизмом валентиниан и рядом других позднейших гностиков-теософов) вводят в Божественную Троицу четвертую, женскую ипостась. От этого совсем недалеко до "женского богословия" и феминистско-экуменической мечты "феминизировать" Бога. Ведь уже раздаются голоса о том, что кроме Бога-Отца есть и "богиня-мать", причем в рамках христианства. Так, на VI Ассамблее ВСЦ в Ванкувере (1983 г.), где было узаконено женское "священство", многие участники ассамблеи "побуждали женщин заменить идею оБоге-Отце, идеей о богине-матери" (29).

Кроме того, известно, что уже изданы новые "переводы" Священного Писания с феминизированными грамматическими формами. В течение последних десятилетий Святая Библия не раз подвергалась искажению в виде "новых переводов" на английский и другие языки.

Но ни один из этих "переводов" не внес такого множества богохульств, как выпущенный Всемiрным Советом Церквей в 1983 г. "перевод" под названием "Inclusive Language Lectionary".

ВСЦ в угоду так называемому "женскому движению" (феминизму) решил "очистить" Слово Божие от "сексизма", убрав из Святой Библии все те места, где "преимущества" отдаются мужчинам и мужскому полу.

В новом "переводе" богохульные изменения внесены в такие неприкосновенные словосочетания, как "Бог-Отец", вместо которого говорится "Бог Отец/Мать"; "Сын Человеческий" заменен "лишенным сексизма" выражением "Дитя человеческое"; "Царство Божие" заменено словами "Сфера Божия"; "Господь" (Lord - мужского рода) изгнан из Священного Писания и заменен словом "Суверен" (Sovereign One - среднего рода). Вместо "Господь Бог" в новом "переводе" читается "Бог-Суверен".

В книге Бытия, где повествуется о творении человека, выражение "человек" (man) заменено словом "человечество". Кроме того, к упоминаниям о патриархах присоединены женские имена: "Авраам наш отец, [а Сарра и Агарь наши матери].

В Новом Завете там, где Евангелисты говорят о совершении Спасителем чудес, экуменические переводчики говорят, что Христос исцелил "персону". Особенно кощунственно звучит в этом "переводе" Первосвященническая Молитва Спасителя на Тайной Вечере по Евангелию от Иоанна.

Для составления своей собственной Библии Всемiрный Совет Церквей учредил комиссию, возглавлявшуюся лютеранином Виктором Роландом Голдом. В состав этой комиссии входили трое мужчин и шесть женщин, одна из которых была католической монахиней. В процессе работы один из участников комиссии вышел из ее состава, считая, что "это дело переходит границы, допускаемые его совестью".

Наибольшую трудность для комиссии представляли слова "Бог- Отец". Феминистки требовали, чтобы стояло "Богиня", но это все же оказалось неприемлемым; предлагавшаяся замена словом "родители" тоже казалась этим новаторам слишком безличной, поэтому они придумали (вопиющий) термин "Бог наш Отец/Мать" ("God Mother and Father").

Критики этого возмутительного сочинения, напечатанного под названием "выдержки из Библии", совершенно справедливо указывают на то, что "оно подрывает самые основы христианства, полностью уничтожая догмат о Святой Троице".

Эта сознательная подделка Священного Писания вызвала бурные протесты даже таких далеких от религии журналов и газет, как "Нью- Йорк Таймс", "Ньюсуик", "Тайм", "Хьюмен Эвентс" и др.

Несмотря на все протесты и массовую критику, ВСЦ заявил, что он полностью поддерживает новый текст "перевода" некоторых частей Святой Библии (30).

Поэтому нет ничего удивительного в том, что представители "женского богословия" на последней VII Ассамблее в Канберре позволяют себе фамильярно говорить о Божией Матери (31) или вопрошать, подобно д-ру Марго Кэссман из Германии, "так ли уж грешна Ева, стремившаяся к знанию?" (32).

Примечательно, что в том же духе рассуждают и "богословы" упомянутого института Сергиева Подворья в Париже. Так, один из его преподавателей Николай Осоргин, рассуждая о Пресвятой Богородице, утверждает: "Если уж мы приходим к понятию единства всех женщин в образе Божьей Матери, в порядке вечного настоящего, которое объемлет все, что было, и чего не было, то у всех женщин (!) есть шанс (!) стать Божьей Матерью" (33).

IX. Профанация святых Таинств. Отказ от таинства Исповеди

В угоду экуменизму все больше профанируются святые Таинства. Зловещую роль в этом играют "православные" иерархи-экуменисты. Близится время, когда под влиянием экуменизма может быть забыто таинство Исповеди, так что клирики и мiряне позволят себе причащаться без предварительного очищения души от грехов через таинство Покаяния, установленное Самим Спасителем (Иоан. 20, 23).

Профанация этого таинства уже много лет происходит при широко практикуемой МП так называемой "общей исповеди". В последнее же время некоторые иерархи Московской Патриархии уже говорят о ненужности исповеди. Это проповедуется, например, в Литве архиепископом Хризостомом.

А в Финской Православной Церкви отказ от таинства Исповеди стал обычным явлением. Эта церковь, представляющая беспрецедентный случай среди поместных Православных церквей в связи с принятием не только "нового календарного стиля", но и григорианской пасхалии, уже более 20 лет разрешает принимать св. Причастие без предварительной исповеди. Это опасное нововведение получило здесь распространение с благословения Константинопольской Патриархии, в юрисдикции которой находится Финская Православная Церковь. Покойный патриарх Константинопольский Афинагор, ярый экуменист, разрешил православным финнам причащаться без исповеди. Помимо разлагающего влияния на православных этим новшеством достигалась экуменическая цель облегчить инославным доступ к православному Причащению (34). А преемник Афинагора патриарх Димитрий разрешил православным грекам причащаться у католиков. Теперь от утвердившейся таким образом практики взаимного причащения до вожделенного экуменического единства остался один шаг!

Такое вопиющее отступление от вековой церковной практики совершается ценою попрания канонических постановлений и профанации святых таинств Причащения и Покаяния. Среди прочих нарушаются 52-е Апостольское правило и 102-е правило VI Вселенского Собора. Принять св. Причастие без предварительного испытания совести и не очистив себя через исповедь, значит, по словам св. Апостола Павла, принять свое осуждение и соделаться виновным против Тела и Крови Господней (I Кор. 11, 27-29). Нужно ли говорить о том, что отказ от таинства Исповеди чреват для священников и мiрян, что он развращает их, подрывая и опасно расслабляя церковно-покаянную дисциплину?

X. Календарная реформа. Деградация Финской Православной Церкви

Особого внимания заслуживает вопрос о календаре. Пророк Даниил, говоря об антихристовых временах, предсказывал, что антихрист даже "возмечтает отменить у них праздничные времена и закон" (Дан. 7, 25). В славянском переводе Ветхого Завета слову "отменить" соответствует глагол "пременити", т.е. "переменить". Это пророчество уже сбывается: вследствие принятия некоторыми поместными церквами "новоюлианского календаря" произошла перемена, или перемещение церковных праздников, что вызвало нестроения в богослужебной жизни, разлад в церковном народе и разделение (35).

Особенно пострадала от календарной реформы уже упоминавшаяся Финская Православная Церковь (ФПЦ), единственная в православном мiре, дерзнувшая принять гражданский Григорианский календарь. Тем самым она полностью порвала с веками освященной Православной Пасхалией (36).

Это каноническое отступление ФПЦ повлекло за собой и ряд других, больших и малых отступлений согласно русской поговорке: "Пришла беда, открывай ворота". Назовем лишь некоторые из них: допущение ко св. Причастию инославных; фактическое упразднение исповеди; позволение женщинам причащаться в любом состоянии; изменение богослужебных текстов в угоду лютеранам, разрешение венчаться в неположенные дни и т.п.

Можно было бы продолжить список примеров экклезиологического самочинства и духовного "вольнодумства" этой церкви, своим обновленчеством вызывающей недовольство среди прихожан. Взять хотя бы совсем недавний случай, произошедший летом 1991 года в летнем лагере для православной молодежи Финляндии, организованном ФПЦ. Большое смущение, а у иных и возмущение вызвали действия одного работавшего в этом лагере священника, который ничтоже сумняшеся привел в алтарь группу 15-летних девочек, облаченных в стихари.

А непомерное сокращение богослужений ФПЦ позволило наблюдавшему это иностранцу отозваться о ФПЦ как о "fast church" ("быстрая церковь") по аналогии с американизированной "fast food" ("быстрая пища").

Эта церковь, почти семь десятилетий идущая путем отступлений - канонических, экклезиологических и пр., - являет собой поучительный пример духовного "соскальзывания" и "окамененного нечувствия". Само собой разумеется, Финская Православная Церковь является активнейшим поборником экуменического движения и его "православным" рупором.

Известно, что экуменисты уже давно работают над реформой календаря. Не довольствуясь смутой, которую вызвал в поместных церквах "новоюлианский календарь", они намечают во имя объединения православных с инославными подобно Финской Православной Церкви также изменить Православную Пасхалию, что означает и изменение времени празднования связанных с Пасхалией подвижных праздников.

Окончательное отступление от православных богослужебных установлений осуществится, если церквами будет принят т.н. "новый мiровой календарь", над проектом которого уже несколько десятилетий работает ООН, и за принятие которого ратуют экуменисты. Такой новый "международный календарь" с целью зафиксировать все даты на определенные дни недели (сатанинская несвобода детерминации!) исключит последний день года (31 декабря) из ряда дней недели, что внесет полный хаос в непрерывное чередование седмиц (недель). Этот календарь нарушит седмиричную периодичность дней недели, восходящую к Сотворению мiра, вследствие чего окажется упраздненным день Господень - Воскресение, это еженедельное празднование Пасхи. Воскресение станет приходиться на различные дни гражданской недели.

Эта "отмена праздничных времен" (Дан. 7, 25) повлечет за собою и "отмену закона" (Дан. 7, 25), поскольку изменение Православной Пасхалии означает нарушение неприкосновенности канонов святой Православной Церкви, например, 7-го Апостольского правила, 1-го правила Антиохийского собора, 7-го правила II Вселенского Собора и пр. (37).

XI. "Всесмехливый ад"

Богоборческая и христоборческая стороны экуменизма с особой очевидностью проявляются в стремлении экуменистов внедрить новые "литургические стили". Так, они позволяют, а иногда и приветствуют сопровождение "богослужения" ультрамодерной оркестровой, джазовой и рок- музыкой, призванной якобы "оживить" молящихся, особенно молодежь. Издаваемый ВСЦ в Женеве молодежный журнал "Риск" пропагандирует "живой литургический стиль". Богохульная развязность этого "церковного" журнала безгранична. Так, на одной из его страниц была напечатана без комментариев большими кривыми буквами вопиюще антихристианская мысль: "Воплощение еще не состоялось" ("The Incarnation has not yet taken place") (38). Этот же "Риск" утверждает, что "барабанный бой так же хорош, как звон церковных колоколов" (39).

Свои "богослужения" экуменисты сопровождают не только оркестровой музыкой, но и танцами, причем, самыми разными, в том числе "евангелическим" или "христианским" рок-н-роллом. Заметим, что название "евангелическим" танца, ставшего зловещим явлением нашего времени и имеющего тесную связь с сатанизмом (40), заключает в себе вопиюще лживую нелепость и дьявольскую насмешку над благой вестью Христа-Спасителя.

Рок-н-ролл, или "рок", ставший планетарным роком (фатумом) молодежи всех стран, уже много лет подает свою весть... из преисподней, чтобы искалечить, развратить или вовсе погубить как можно большее число молодых, эмоционально беззащитных людей.

Экуменисты любят самые разные "забавы" и развлечения (вот он, "всесмехливый ад", о котором говорит православная молитва!). Любят они, как мы сказали, и всевозможные танцы. Даже Господню молитву "Отче наш" экуменисты "танцуют". Об этом вопиющем действе без тени смущения пишет упомянутый экуменический журнал, рассказывая как во время "евхаристии", совершавшейся пастором, индийский экуменист Ронни Секвиера танцевал молитву "Отче наш". Помещенный в журнале снимок демонстрирует "танец как средство литургического выражения", являющегося темой диссертации индийского танцора (41).

Эти дерзкие, богохульные новшества несовместимы с православным пониманием богослужения, в частности, церковного пения. Угодники Божии всегда смотрели на церковное пение как на средство для возгревания молитвенно- покаянного настроения молящихся, возносящее их горе, в нетленный мiр Святого Духа. Благодатное церковное пение молитв способствует приближению души человека к Богу. Православное богослужение раскрывает перед молящимися иной, высший мiр, оно помогает ощутить Божественную Литургию как небесное служение, совершаемое здесь, на земле. По словам св. Иоанна Златоуста, "На небе славословят ангельские воинства, на земле люди, в церквах составляя лики, подражают такому их славословию. На небе серафимы взывают трисвятую песнь; на земле множество людей возносит ту же песнь, - составляется общее торжество небесных и земных существ, одна благодарность, один восторг, одно радостное ликостояние. Оно устроено неизреченным снисхождением Господа, оно составлено Духом Святым; гармония звуков его согласована благоволением Отца" (42).

XII. Папа римский и экуменико-иезуитская эквилибристика

Впрочем, не только в молодежной среде показывает экуменизм свой звериный, апокалипсический лик. Не так давно, 27 октября 1986 г., папа Иоанн-Павел II созвал в Ассизи (Италия) 150 представителей разных религий мiра для "общего моления о мире". Там "были представлены почти все существующие на земле религиозные оттенки", не исключая даже служителей сатаны разных диких племен Африки и американских индейцев. Тибетский Далай-лама поспешил одним из первых отозваться на приглашение папы... Потрясающее совместное моление всех этих группировок состоялось в христианской базилике "Св. Мария Ангелов" в Ассизи, куда в своем ритуальном одеянии явились буддисты и дикие идолопоклоннические племенные вожди. Папа с умилением наблюдал за различными проявлениями приглашенных им. Склонив голову, "с благоговением" смотрел он на "трубку мира", которую курили в честь великого небесного духа два индейских племенных вождя... "Должен быть мир на земле, прежде чем мы обретем мир внутри своих сердец", - сказал один из двух племенных вождей, выражая тем полную противоположность своей религии христианству. А в храме "Св. Григория" индейский племенной вождь из Америки заявил, что наряду с традиционным демонослужением, которое он представляет, он является также и римокатоликом! (43). Заметим, что в Ассизи присутствовала тогда и делегация Московской Патриархии.

Интересно в связи с этой "универсальной" встречей привести пример экуменико-иезуитской эквилибристики, отстаивающей "непогрешимость" папы. Показательно, что защитником "непогрешимости" выступает не католик, а автор из Москвы - Владимир Зелинский, выдающий себя за православного, что не мешает ему лихо размышлять о "кризисе" Православия, основываясь всего лишь на "своем скудном жизненном опыте" (44). "Голос папы, - утверждает этот автор, - единственный из религиозных и политических вождей..., который может быть услышан и понят практически всем населением планеты. Его язык универсален... голос его всегда был голосом правды". При этом В. Зелинский не снисходит до конкретных доказательств своего тезиса, зато, размышляя "об экуменизме и трудных проблемах Церкви", этот автор, усвоивший теократические идеи молодого Владимiра Соловьева (от них философ впоследствии отказался) (45) и вполне католическую аргументацию, подвергает критике мысли великого православного богослова из Сербии - архимандрита Иустина Поповича, противопоставляя логике о. Иустина, "натянутой, как струна", гибкость мысли католических авторов - кардинала Йозефа Ратцингера, Анри де Любак и Буйе.

Сам В. Зелинский также казуистически гибок и терпим в отношении к римскому престолу и его "непогрешимым" предстоятелям. Он даже наделяет "святостью" папу Павла VI (46) и Константинопольского патриарха Афинагора, 25 лет назад мистически, якобы, "примиривших церкви". Автор имеет в виду, наверное, факт самочинного снятия Афинагором анафемы 1054 года с папы (7 декабря 1965 года), а также интеркоммунион, который своей неканоничностью вызвал возмущение среди православных всего мiра, в том числе и среди афонских монахов, отказавшихся поминать Афинагора на ектении.

Афинагор, как и его преемник - Константинопольский патриарх Димитрий, продолжали зловещую работу по разложению Православия, начатую недоброй памяти патриархом Мелетием Метаксасисом в 20-х годах нашего столетия (47).

Настоящая святость чаще всего говорит негромко, но ее слышат "имеющие уши". Можно ли сказать, что голос старца святой жизни о. Иустина Поповича, боровшегося за чистоту Православия и опровергавшего ересь экуменизма и ложь католичества, уступает в правдивости "универсальному" голосу папы? Не громкость голоса нужна ищущим спасения, но чистота.

Просмотров: 134 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 11

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0