Митрополит Сергий (Страгородский): неизвестная биография ч1 - 20 Января 2013 - Храм-Часовня

ХРАМ-ЧАСОВНЯ ЕПИСКОПА ДАМАСКИНА И ИСПОВЕДНИКОВ КАТАКОМБНЫХ

Суббота, 10.12.2016, 11:52

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Январь » 20 » Митрополит Сергий (Страгородский): неизвестная биография ч1
06:28
Митрополит Сергий (Страгородский): неизвестная биография ч1
А. Паряев

Языческий философ Аристотель как-то раз сказал: "Платон мне друг, но истина дороже". И слова эти пронеслись через века как выражение великого стремления к Правде, ради которого на второй план отступают даже дружеские отношения.

Впоследствии христианские богословы нашли в трудах Аристотеля немала мудрых умозаключений, попыток осознать Истину сквозь тьму языческого заблуждения, от которого самому Аристотелю не суждено было избавиться. И, думается мне, уж если язычник так любил Истину, что ради нее не шел на компромисс с совестью и не принимал ради этого компромисса мнения своего друга и учителя, то нам, православным, следует с еще большим старанием ратовать за Истину, повергая в прах всех ее врагов, нелицеприятно обнажая ложь ее гонителей, выступающих порою под масками "друзей" и "учителей".

Тем более. Истина Православия - Сам Господь, а то, что имел в виду Аристотель, было лишь ее слабым проблеском.

Однако, история христианства знает и такие случаи, когда во мрак заблуждения и предательства погружались те, кому Самим Творцом было поручено нести людям свет Истины.

К такому явному предательству относится и отпадение части российского духовенства в обновленчество, получившее в 20-е годы нашего столетия новое имя - сергианство.

Многим людям, живущим в конце XX века эти слова - "обновленчество", "сергианство" - мало что скажут. История их возникновения окутана глубокой тайной, на деяниях носителей этих идей долгое время лежал гриф секретности.. да и ныне изучение этого вопроса не безопасно для исследователя. Но не в раскрытии ли тайн истории состоит задача историка? И нам ли, переживающим, по всем приметам, "кончину века", не стремиться к познанию его мрачных загадок?

Целью настоящей работы является исследование фактов, предшествовавших опубликованию 19 августа 1927 года в газете "Известия" программного документа современных богоотступников - сергиан - пресловутой Декларации основателя сергианства - митрополита Сергия (Страгородского).

Полное содержание этого документа почти не известно православным людям, живущим на территории бывшей Российской Империи. При его публикации в таком авторитетном издании, как книга "Русская православная церковь в советское время (сост. Г. Штриккер, М., "Пропилеи", 1995 г.) допущены сокращения, мешающие читателю уяснить весь трагизм и глубину отпадения митрополита Сергия и его последователей от Православия.

Будучи составленной в 1927 году, Декларация дожила до наших дней, со всеми своими принципами, как руководство к действию для современных обновленцев. Это один из позорнейших документов в истории Православной Церкви, который заслуживал бы полного забвения, если бы не был составлен будущим патриархом организации, называющей себя "Русская Православная Церковь" и не лежал бы в основе политики и идеологии Московского патриархата.

В интервью, данном руководителем Московской патриархии Алексием II корреспонденту газеты "Известия" (10.06,1991) по поводу вышеупомянутой Декларации, говорилось:

"Прежде всего мне не хотелось бы вставать в такую позицию, будто бы я отрекаюсь от нее. Декларация эта -часть истории нашей Церкви... Помогла или нет эта Декларация нашей Церкви в те тяжелые дни • пусть судит история. Не хотел бы выносить оценку действиям митрополита Сергия. В ту ночь мы могли бы лишь плакать вместе с ним. Насколько можно судить, ему была предложена "альтернатива": или подпись, или расстрел нескольких сот епископов, находившихся уже под арестом...

Трагедия митрополита Сергия была в том, что он пытался "под честное слово" договориться с преступниками, дорвавшимися до власти. Митрополит Сергий хотел спасти ею Церковь... Но сегодня, мы вполне в состоянии заявить, что Декларация митрополита Сергия в целом ушла в прошлое и что мы не руководствуемся ею..."

Из этих признаний Алексия II видно, что он пытается представить митрополита Сергия как невинную жертву жестоких обстоятельств, рыдающую над документом, предающим Церковь ради Ее же спасения.

Эта ложь о родоначальнике сергианства, равно как и то, что якобы ныне Московская патриархия не руководствуется Декларацией, а также снисходительное отношение к митр. Сергию со стороны верных Православию людей (1) побудили меня внимательнее изучить жизнь и деяния этого человека. В результате проведенного исследования я пришел к выводу, что митр. Сергий не рыдал над Декларацией, не щадил обреченных на смерть епископов. Наоборот. Именно этот документ явился причиной гибели многих людей - расстрелянных или сосланных за неприятие Декларации, а также той церковной и государственной политики, которая проводилась с ее помощью в интересах безбожников.

Поэтому для создания верного представления о митр. Сергии и его Декларации нам надо изучить его биографию и уяснить суть обновленческого раскола в Российской Православной Церкви.

Вперед, читатель, мы должны защитить Истину не только от лютых врагов, но и от ложных друзей.

1. ВЛАДИМИРСКИЕ ЕПАРХИАЛЬНЫЕ ВЕДОМОСТИ 1917 ГОДА: БИОГРАФИЯ АРХИЕПИСКОПА СЕРГИЯ

Летом 1917 года во Владимирской губернии произошло знаменательное событие. В соответствии с новыми веяниями, распространившимися в Церкви после февральской революции, состоялись выборы правящего епархиального архиерея на Владимирскую архиерейскую кафедру. Так же, как и во многих других епархиях, выборам предшествовала шумная кампания по завоеванию кандидатами голосов избирателей. Выборы, по наружной видимости, имели характер демократический, в них участвовали наряду с духовенством миряне, на деле же это было очередным этапам "обновления" Церкви, то есть издевательством над Истиной. В результате Владимирским епархиальным архиереем стал Архиепископ Сергий, прежде бывший Финляндским и Выборгским.

Во Владимирских Епархиальных ведомостях (№ 31 за 1917 год) помещена биография нового Владыки, красноречиво описывающая, опять-таки, в духе времени, его враждебность свергнутому самодержавию и его дружеские связи с цареубийцами. В силу исключительного значения и труднодоступности этого документа приведу его почти полностью, позволив себе лишь краткие комментарии:

"Высокопреосвященный Сергий (в миру Иоанн Николаевич Страгородский - А.П.) Родился 11 января 1867 года в гор. Арзамасе Нижегородской губернии, обучался в Нижегородской Духовной Семинарии и закончил образование в Петроградской Духовной Академии в 1890 г, первым кандидатом. Его кандидатское сочинение было переработано в магистерское и издано под названием: "Православное учение о спасении"(2)...

По окончании академического курса, молодой монах (пострижен в 1890 г. - А,П.), оставленный профессорским стипендиатом при Духовной Академии, несмотря на свою природную склонность к научной деятельности, не пользуется своим преимуществом, но добровольно отправляется в далекую Японию. Здесь он успешно изучает японский язык и вступает в миссионерское дело...

Во время своих странствований молодой монах утвердил и расширил свои знания новых языков, вместе с этим приобщился к тому широкому кругозору, который является достоянием представителей западной культуры, ничего не утратив из своего всегда строгого православия и церковности. Впоследствии он, благодаря этому, принял живейшее участие в трудах общества сближения православной церкви с англиканской(3).

Служба в посольской церкви в Афинах и путешествие в Палестину позволили ему лично познакомиться с церковной жизнью и церковными деятелями единоверного нам Востока; знакомство это чрезвычайно важно для лица, находящегося в центре управления нашей Церковью, которая ожидает переустройства на канонических основаниях(4). Новая поездка в Японию и возвращение в Петроград к учебной деятельности, которая началась ранее назначения его в Афины, - такова последовательность перемен жизни нынешнего Архиепископа Финляндского. Его учебная деятельность протекала в Московской и Петроградской Духовных Академиях, преимущественно в последней. Ректором Петроградской Духовной семинарии он был очень недолго. Проходя должность инспектора и ректора Петроградской Духовной Академии, он был прямым продолжателем дела и традиций, идущих от Преосвященного Антония Вадковского…"

Здесь читателю интересно будет узнать несколько фактов из жизни Архиеп. Сергия Финляндского, опущенных автором цитируемой биографии. Так, упомянув о близости Архиеп, Сергия митрополиту Антонию Вадковскому, автор биографии мог бы рассказать и о деяниях Архиеп, Сергия, которые совершались под покровительством этого иерарха. Антоний Вадковский всячески способствовал обновленческому движению в Российской Православной Церкви, поддерживал революционеров. Под его защитой находились будущий глава "Живой церкви" епископ Антонин (Грановский), печально известный Гапон, другие революционеры в рясах. Он был ненавистником и гонителем Святого Праведного Иоанна Кронштадтского, запретив, после его кончины, служение молебнов в церкви - усыпальнице о. Иоанна. ( См.: Сурский И.К. Отец Иоанн Кронштадтский, т. 1, М., "Паломник", 1994, стр. 118.)В газете "Вече" (Ns 97 от 7 дек. 1906 года, стр. 1.-3) было опубликовано "Открытое письмо Председателя Главного Совета Союза Русского Народа А.И. Дубровина от 2 декабря 1906 года митрополиту Санкт-Петербургскому Антонию, Первенствующему члену Священного Синода". Указывая на симпатии митрополита Антония к революционерам, А.И. Дубровин писал: "Патриотов гнали, Антонин же на месте, Сергий, служивший крамольникам кощунственную панихиду по бунтовщике Шмидте, на месте, и Вы его защищали и даже тогда, когда у него обнаружилась в Академии, по его вине, кража денег, Вы эти деньги пополнили."

Напомним читателю, что лейтенант Петр Шмидт был расстрелян в 1906 году по приговору суда за то, что руководил восстанием на крейсере "Очаков", был членом Севастопольского революционного Совета, отдал приказ о бомбардировке черноморских портов (5).

Представьте хотя бы на одно мгновение этот шквал огня, обрушивающийся на головы мирных жителей, разорванные снарядами тела женщин и детей... стоны и слезы людей, лишенных жилищ и потерявших своих близких.

Представьте и склоненных над могилой Шмидта, исполненных ненавистью к Православию и Самодержавию революционеров, а рядом с ними - ректора Санкт-Петербургской Духовной Академии архиепископа Сергия Страгородского, поющего вместе с революционно настроенными студентами академии "вечную память" разрушителю Российского Православного государства(6).

Что общего у света со тьмою? И "если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?"(Мф. 6, 23).

Повествуя о революции 1905 года, советские историки тщательно утаивали все случаи кровавых расправ, учиняемых восставшими над мирным населением. Их представляли в виде благородных мучеников за свободу, павших "жертвами в борьбе роковой"

И только пресса того времени доносит до нас свидетельства о революционном терроре. "Вече" (№ l3 от 26 декабря 1905 года) пишет о событиях в Москве (статья "Издевательство над религией"):

"В Б. Козихинском пер., рассказывает очевидец, при постройке баррикад произошла следующая возмутительная сцена. По тротуару проходила старушка в красной юбке, с узелком в руках. На нее напали революционеры, сорвали юбку, которую тут же повесили на баррикаду, украшенную уже кастрюлей и жаровней. Революционеры пожелали отнять у старушки и узел, но встретили сопротивление, и старушка на глазах у публики была убита залпом "браунингов". Развязав узел и найдя между разными вещами икону Божьей Матери, революционеры повесили ее также на баррикаду рядом с кастрюлей и жаровней. Кто-то из обывателей вскоре снял икону с баррикады".

Там же, на стр. 2; в статье "Вымогательства революционеров" сообщалось, что "в последнее время, как говорят. многие из видных представителей власти и финансового мира в Петербурге стали получать подметные письма с угрозами и вымогательствами денег"..

"В церкви возле Бутырок... студент проткнул икону Христа и вставил закуренную папиросу. - Где же, милый господин, ваши Бог, Царь, Закон? - говорил он очевидцу события."

"Забыли" советские историки и о зверствах, творимых безбожниками во время Севастопольских событий, когда более 10 кораблей перешло на сторону мятежников, были взяты заложники, которых - "первый красный адмирал" Шмидт, возглавивший восставший флот, приговорил к голодной смерти в случае невыполнения требований восставших.

Большевистская газета "Новая Жизнь" 30 ноября 1905 года опубликовала подписанные Шмидт послания:

CEBACTOПОЛЬСКОМУ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ

Сообщаю Вам, что у меня находится значительное число лиц офицерского звания арестованных. Городской патруль сегодня арестовал моих трех граждан - матросов, и пока вы не вернете мне этих людей, я не даю пищи арестованным мною офицерам.

Командующий флотом гражданин Шмидт.

Г-НУ ГОРОДСКОМУ ГОЛОВЕ .

Мною послана сегодня государю императору телеграмма следующего содержания:

Славный Черноморский флот, свято храня верность своему народу, требует от вас, государь, немедленного созыва Учредительного собрания и перестает повиноваться вашим министрам.

Командующий флотом гражданин Шмидт.

К сказанному стоит еще добавить, что Ленин назвал восставших во главе со Шмидтом "армией свободы в Севастополе", высоко оценивал "подвиг" бывшего лейтенанта уволенного из флота в чине капитана 2 ранга за крамолу. Мыслимо ли было подобное увольнение при власти "детей лейтенанта Шмидта"?

"Не теряйте бодрости духа, телеграфировал Император Николай II вице-адмиралу Чухнину, - употребите все усилия, чтобы вразумить мятежников, напомните им от Моего имени, что восставая против власти, они нарушают долг присяги и позорят честь России.

Объявите им, что если они не образумятся немедленно, то я с ними поступлю как с клятвопреступниками и изменниками".

Но они не образумились, и броненосец "Потемкин", матросы которого перебили всех офицеров, держал в осадном положении всю южную часть Крыма.

Злой дух овладел душой Шмидта: "Необычайная злость овладевает мной! - писал он Е. Тилло,- я кляну своих товарищей, порою просто ненавижу их. Я кляну судьбу, что она бросила меня в среду, где я не могу устроить свою жизнь, как хочу, и - грубею. Наконец, я боюсь за самого себя. Мне кажется, что такое общество слишком быстро ведет меня по пути разочарования."

"Мои друзья - Михайловский, Белинский, Добролюбов, Герцен, Шелгунов, Успенский... Маркс и другие. Они в разное время обогатили мою душу светом истины, помогали сложиться во мне тем или иным убеждениям, учили меня честно мыслить"

Воистину, какова же тьма, если это свет?

И вот по такому-то убежденному врагу России и Православия Архиепископ Сергий Финляндский служил панихиду. Панихида эта являлась выражением искренней скорби Архиепископа Сергия о расстрелянном лейтенанте, .- не простым исполнением требы. В том, что это именно так, мы убедимся продолжив чтение его обновленческой биографии.

"Его простота, доступность, гуманное отношение к студентам и сослуживцам, - пишет анонимный биограф, широкая терпимость (курс.-А.П.) и, так сказать, интеллигентность оставили доброе и неизгладимое о нем воспоминание во всех, кто имел с ним общение в эти годы.

Религиозно философское общество многократно видело его в своих заседаниях и ценило, как его нравственную личность, так и его церковный ум и широкую образованность...".

Здесь уместно добавить, что из недр Санкт-Петербургского религиозно-философского общества вышли основатели так называемой "софианской" ереси о. Сергий Булгаков и проф. Н.Бердяев. Видное участие в деятельности общества принимал будущий вождь обновленцев и открытый враг самодержавия епископ Антонин {Грановский) (7).

"В сане Епископа (Ямбургского), - пишет далее биограф Архиепископа Сергия,- он состоит с 25 февраля 1901 г., а в 1905 году был назначен Архиепископом Финляндским...

Архиепископ Финляндский, по установившемуся обычаю, является как бы безсменным членом Св. Синода и работает как в зимней, так и в летней сессиях его. Но никто из финляндских архиепископов не работал в Св.Синоде так много, как Высокопреосвященный Сергий.

Кажется, все комиссии по церковным реформам (курсив - А.П.) имели его, начиная с годов первой революции, своим членом. Он участвовал в предсоборном присутствии и до сего времени состоит председателем предсоборного совещания при Св. Синоде. Он председательствовал в миссионерском совете, в комиссии по вопросу о поводах к разводу, по реформе церковного суда и т.д. С 1913 г. до самого последнего времени он был председателем Учебного Комитета при Святейшем Синоде.

Несмотря на эту массу дела, он находил время вести практическую работу по исправлению церковно-богослужебных книг(курс.- А.П.) и работал здесь более всех членов комиссии. Его ученый багаж и административный опыт чрезвычайно обширны... Полное внимание к высказываемым мнениям, спокойное изложение своей мысли или убеждения без навязчивости... никакого признака самодержавия (курс,- А.П.), столь часто наблюдаемого у владык, - всё это черты Архиепископа Финляндского...

Направление его убеждений можно характеризовать, как церковно-прогрессивное. Он убежденный сторонник соборного принципа в управлении Церковью. Он был противником Григория Распутина и его компаньонов. В деле о назначении Варнавы на епископскую кафедру и о самовольном открытии им мощей Архиепископ Сергий стал во главе оппозиции и составил письменный отзыв на имя Государя(8), подписанный и другим видным членом Синода, за что удостоилсявысочайшей нравственной награды - выговора и неудовольствия Царского Села ". (курс.-А.П.)

Нелюбовь Архиепископа Сергия к особе императора и его окружению была взаимной. Вот что писала императрица Александра Федоровна в одном из писем Государю:

"Агафангел так плохо говорил (из Ярославля). Его следует послать на покой и заменить (в Ярославле - А.П.) Сергием Финляндским, который должен покинуть Синод... надо дать Синоду хороший урок и строгий реприманд за его поведение" (Царское Село. 9 сентября 1915 г.). До чего они дошли! - восклицает императрица в другом письме, - Даже там господствует анархия!"

Цитируемая нами биография писалась в период, когда самодержавная власть в России была уже свергнута и враги Государя не скрывали своего злорадства(9). И вот, для того, чтобы убедить читателей в несомненной враждебности Архиепископа Сергия свергнутому строю, автор биографии пишет: "Его кроткое, любящее сердце и его способность понимать душу человека объединяет вокруг него самые разнообразные элементы; и простого мужичка или монаха из захолустья, и важного генерала, и старовера, и интеллигента. Известно, что освобожденный из Шлиссельбурга Новорусский нашел на первыхпорах себе приют и ласку у высокопреосвященного Сергия (курс. - АП.), бывали у него с доверием и другие шлиссельбуржцы, например, известный Морозов. Это сочувствие всему искреннему и достойному, равно как и несчастному, а иногда и озлобленному человечеству всегда было в нем нелицемерно истинным, чуждым рисовки или политиканства", - так завершается краткая биография Архиепископа Сергия во "Владимирских епархиальных ведомостях".

Биография рисует Архиепископа Сергия настоящим революционером, но более хитрым и осторожным чем, например, Епископ Антонин (Грановский), который откровенно выступал против самодержавия и утверждал, что "Православие и самодержавие не только органически не связаны между собой, напротив, они взаимно отталкивают друг друга..."

Нет, Архиепископ Сергий был скрытней, не выставлял напоказ своей революционности. Но и помощь его революционерам простиралась весьма широко,

Кто же были те люди, которые вызвали столь глубокую симпатию Архипастыря Православной Церкви? Каковы были причины этой симпатии? Насколько глубоким было их сотрудничество и что принесло оно России?

2. "СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ..."

Обратимся к воспоминаниям Михаила Васильевича. Новорусского (1861 - 1925 гг.), который был членом террористической фракции партии "Народная Воля", участвовал в подготовке покушения на Императора Александра III совместно с братом Ленина Александром Ульяновым 1 марта 1887 г. Бомба, приготовленная для Государя была начинена стрихнином, чтобы наверняка погубить его в том случае, если осколки от бомбы не достигнут цели. "В больших дозах стрихнин "вызывает характерные тетанические судороги", действует "подобно кураре ... на центральную нервную систему"

Новорусский окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию и оставался при ней до самого ареста, Свою помощь А.Ульянову в изготовлении динамита для бомбы он изображает как невинную детскую забаву и, даже отсидев 18 лет в тюрьме, не считает себя виновным. ''Как -описывает он свои впечатления от ареста и суда, - Я - политический, преступник, я, кандидат духовной академии, которому эта высшая школа не внушила ни зерна гражданского мужества".

Он громко смеялся над судьями во время суда. но все же смертная казнь была заменена ему каторжными работами. Затем и каторга была заменена на заключение в Шлиссельбургскую крепость, где он находился до 1905 г.

Рассказывая о своем освобождении из тюрьмы он отмечает, что департамент полиции имел твердое намерение "упечь нас еще в ссылку на 4 года, в том числе, конечно, и наших старцев, которые просидели в заточении неизбывно 25 лет (И.А.Морозов и др. - А. П.) .

Но "на свиданиях нам сказали, чтобы мы на эту бумагу (о ссылке - А.П.) не обращали внимания, ибо наша судьба куется помимо департамента (курс. - А.П.)(10). Дело склоняется к тому, чтобы отправить каждого из нас на родину или к родным временно на поруки, так как, по общему мнению, не сегодня-завтра совершится окончательный поворот в сторону пяти свобод, и все пострадавшие за них, конечно будут отпущены на все четыре стороны. ...

Мой брат. которого известили о моем положении, не имел возможности своевременно приехать в Петербург. А между тем, по словам упомянутой раньше княжны Дондуковой Корсаковой, которая зашла и здесь ко мне на несколько минут, и митрополит Антоний (Вадковский - А.П) и архиепископ. Финляндский Сергий готовы заступить здесь место моих родных(курс. и подч. - А. П.) Поэтому я отдал свою судьбу в распоряжение княжны и таким образом очутился в Выборге (у Архиепископа Сергия - А-П.)".

Свои воспоминания Новорусский завершает проклятиями в адрес самодержавия и горделивым признанием того, что он не жалеет о потерянных годах, когда сбылась его давняя мечта - рушится ненавистный ему общественный строй. Так, благодаря Архиепископу Сергию, приютившему его в Финляндии как родного, он избежал ссылки.

Биография Архиепископа Сергия упоминает и о другом цареубийце - Николае Александровиче Морозове (1854 - 1946 гг.) также навещавшем его гостеприимный для врагов монархии дом.

Морозов был членом кружка "чайковцев", "Земли и Воли", исполкома "Народной воли", участвовал в покушении на Императора Александра II. В 1882 г. он был приговорен к вечной каторге. До 1905 г. находился в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях. Обладал обширными познаниями в различных областях науки. Находясь в тюрьме изучал химию, физику, астрономию, математику, историю. Свои идеи изложил в книгах, изданных по его освобождении из крепости.

Освобожден он был одновременно с Новорусским и, видимо, так же не был обойден заботой Сергия Финляндского. В отличие от Новорусского, который пытался представить себя невинной жертвой царского суда и, будучи безбожником (хотя и окончил Духовную Академию), выразил свое отношение к религии лишь несколькими фразами в своих воспоминаниях - видел в Библии выражение протеста рабов против эксплуататоров - Морозов был подлинным коноводом революционеров. Он так переживал за дело революции, что когда, находясь в Шписсельбургской крепости, узнал на прогулке о переходе Льва Тихомирова (будущего автора "Монархической государственности") в ряды сторонников монархического строя, то ушел в свою камеру и долго рыдал, сожалея о потере для дела революции столь выдающегося человека. В свое время Морозов встречался с К.Марксом, его ценил Ленин, свой атеизм он выразил в многотомном сочинении "Христос", где пытался изобразить Иисуса Христа талантливым человеком, врачом, гипнотизером, членом секты "терапевтов", но никак не Сыном Божьим. Располагая в тюрьме массой свободного времени, он тщательно проанализировал Библию, особое внимание уделил изучению Откровения Св. Иоанна (Апокалипсису)" . Апокалипсис он рассматривал с астрономической точки зрения, как атеист, попытался связать видения Св. Иоанна с изменениями на карте звездного неба В результате своих исследований Морозов пришел к парадоксальному выводу о том, что вся человеческая история до рождества Христова, есть зеркальное отражение последующей по Р.Х. истории. Для обоснования своих предположений он взял хронологические таблицы Жона Блера (которые начинаются с Сотворения Мира, годов жизни Адама и Евы, их потомков и продолжаются до XIX в.) и нашел в них много совпадений и аналогий. Это были совпадения в годах жизни, военных походах и прочих деяниях, известных в истории людей - например, между Гаем Юлием Цезарем и Цезарем Юлианом, между событиями имевшими место в Римской империи и империи Габсбургов. Вывод Морозова был таков - вся история человечества до Р.Х- - выдумка. Поэтому все евангельские события он отнес к III веку н.э., придав им сугубо материалистический оттенок. Но его астрономические и исторические воззрения противоречили не только христианской вере, но разрушали и основу основ марксизма - теорию общественно-экономических формаций, а потому Ленин резко негативно отнесся к публикации "Христа"(11).

В одном из писем Морозову Ленин упрекал его в том, что он изображает Христа как живого человека, тогда как установка большевиков в борьбе с религией состоит в том; чтобы доказать мифичность Христа, внушить людям, что Его никогда не было. Для Ленина позиция Морозова была уступкой богоискательству, которым в тот период была заражена часть большевиков (Луначарский и др.) Они хотели сделать религией сам коммунизм. Точнее, коммунизм и был религией безбожия, но религиозная .сторона его всегда скрывалась за фасадом материализма. Луначарский и К° хотели всё поставить на свои места. Они хотели, чтобы их любили и молились на них так же, как тибетцы молятся своему далай-ламе, а японцы - императору.

Такая позиция была ближе и взглядам Архиепископа Сергия, поскольку позднее, в Декларации 1927 г., это требование - признать коммунизм и служить его адептам не за страх, а за совесть - было выражено со всею определенностью-

Немного забегая вперед, можно лишь добавить, что любовь Архиепископа Сергия к цареубийцам не угасла со временем. В декларации о лояльности к безбожникам 1927 г. он осуждает убийство П.Войкова - одного из участников убиения Св. Императора Николая 11 и его Семьи:

"Всякий удар, направленный в Союз, будь то война. бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознается нами, как удар, направленный в нас"

П. Войков был убит в Варшаве в июне 1927 года. Одним из мотивов убийства, по признаниям Коверды (застрелил Войкова на Варшавском вокзале, и не из-за угла, а в упор), была месть за Царя и его Семью.

Вот так, в дружбе с еретиками и цареубийцами, сочувствуя всему враждебному и погибельному для России, продвигался к вершине церковной власти Архиепископ Финляндский Сергий.

Сегодня мы еще не можем знать был ли он внедрен в Православную Церковь как агент какой-либо тайной организации. Но одно мы знаем точно - он был заклятым врагом существующих в России порядков, как государственных, так и церковных, и сделал всё возможное для разрушения Российского государства и Российской Православном Церкви,

На месте этой Церкви он создал другую церковь, которая именуется ныне Московской Патриархией и есть не что иное, как разросшийся до невероятных размеров, восставший из небытия, всё тот же Иоанн Николаевич Страгородский.


Просмотров: 155 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 11

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0