Схиархимандрит Лаврентий и его время. Очерк церковной истории ч1 Черниговщины (1868-1950 гг.). - 21 Января 2013 - Храм-Часовня

ХРАМ-ЧАСОВНЯ ЕПИСКОПА ДАМАСКИНА И ИСПОВЕДНИКОВ КАТАКОМБНЫХ

Четверг, 08.12.2016, 07:02

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Январь » 21 » Схиархимандрит Лаврентий и его время. Очерк церковной истории ч1 Черниговщины (1868-1950 гг.).
07:46
Схиархимандрит Лаврентий и его время. Очерк церковной истории ч1 Черниговщины (1868-1950 гг.).

Схиархимандрит Лаврентий и его время.

Очерк церковной истории Черниговщины (1868-1950 гг.).

 

 Памяти Святых Новомучеников и Исповедников

страждущей Церкви Русской.

 

Схиархимандрит Лаврентий (Проскура). 30-е гг. ХХ-го в. Архив автора.

«Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное. "Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий приидет и не умедлит. Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя". Мы же не из колеблющихся на погибель, но стоим в вере ко спасению души»

Евр. 10, 36-39.

«Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам»

Деян. 5, 29.

 

 НЕОБХОДИМОЕ  ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Еще в 1988 г. в Германии, в издательстве «Посев», по благословению приснопамятного Владыки Антония, Архиепископа Женевского и Западно-Европейского был издан № 14 Православного сборника «Надежда», а в нем — Житие и поучения схиархимандрита Лаврентия Черниговского. Этот сборник был составлен Православными верующими в России, и тайно переправлен за границу — напечатать его в СССР тогда было невозможно. Изданный на средства Русской Православной Зарубежной Церкви большим тиражом, он затем тайно же переправлялся в СССР, дабы его могли читать Православные соотечественники страждущей земли Российской. Позже, в 1991 г. и в последующие годы, Православным издательством «Свет Печерский» в Киеве сборник был многократно переиздан и стал достоянием широкой Православной общественности по всей Руси. Но первым был тот, в Германии, изданный Русской Зарубежной Церковью для русских беженцев и для России.

Божией милостию, нам посчастливилось раздобыть уникальные документы из архива Черниговского управления КГБ: следственные материалы 1920-1930 гг. на православное духовенство в Чернигове, и среди них — на отца Лаврентия. Получить доступ к ним было нелегко даже в наше время, но Господь милостив: Он услышал  наши молитвы — и вот, перед вами наш скромный труд.

Составляя это повествование, мы не придумали ни единого слова, ни единой буквы. Мы изложили все так, как это было в жизни, как об этом повествуют скупые, и вместе с тем красноречивые свидетельства гонителей и гонимых с пожелтевших от времени страниц.

Без сомнения — найдутся люди, которым правда эта придется не по вкусу. Правду в наше время вообще очень многие не любят. Но «нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано» (Мф. 10, 26). Это наша история, и ее никак не утаить. «Итак не бойтесь их» (Мф. 10, 26).

Сейчас, после прославления отца Лаврентия Московской патриархией, много появилось в ее среде разных вымыслов, сплетен и даже клевет. Батюшке уже приписывают то, чего он, по природе своей, никак не мог совершить или сказать. Имеем в виду книгу, изданную самозванным "схиигуменом" (ранее выдававшим себя за «тайного архиепископа»), а на самом деле иеродиаконом Херувимом (Дегтярь),запрещенным в служении еще патриархом Пименом за преступления нравственного характера. Оставим этого и ему подобных выдумщиков на Суд Божий и попытаемся рассказать о батюшке Лаврентии и его времени так, как он сделал бы это сам.

 

 *       *       *

 «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне»

Мф. 10, 28.

 

Схиархимандрит Черниговского Троице-Ильинского монастыря Лаврентий (в мiру Лука Евсеевич Проскура) родился в 1868 году в сельце Карильское близ Коропа Черниговской губернии. Родители его, Евсевий и Христина, простые украинские крестьяне, были строгой благочестивой жизни. Родили они семеро детей, Лука — один из меньших. С раннего возраста мальчику пришлось тяжело трудиться по дому: отец умер, мать часто болела, не поднималась с постели, так что Лука выполнял и мужскую, и женскую работы. Рос он мальчиком одаренным, был благочестив и богомолен.

Господь одарил его особенной любовью к музыке: Лука рано научился играть на скрипке, мог подолгу разучивать сложные мелодии. Эту любовь к скрипке он пронес через всю жизнь. Уже на склоне лет, будучи маститым пастырем, архимандритом, он любил во время отдыха поиграть для себя или своих духовных чад. Когда же обучался в деревенской приходской школе, пел на клиросе и научился так хорошо разбираться в богослужебном уставе, что в четырнадцать (!) лет стал самостоятельно руководить приходским хором. Любил ходить на богомолье в мужской Рыхловский Пустынно-Николаевский монастырь (разорен большевиками), что в 19-ти км от с. Карильское. Монастырь этот имел в народе заслуженную славу за свой строгий устав и пустынный образ жизни его насельников. С ранней юности, познав благодатность монашеского подвижнического пути, Лука возгорелся желанием нести сей тяжкий Господний крест.

В 1890 году умерла мать. Лука отказывается от своей части наследства и, имея 23 года от роду, поступает в Рыхлов монастырь на послушание, где несет повинность уставщика, а позже — регента монастырского хора.

Вести о талантливом регенте распространились далеко за пределами монастыря, и в 1905 году (по другим данным в 1898 году) Архиепископом Черниговским Антонием (Соколовым)2 Лука переводится в Чернигов и назначается регентом хора при Троицком архиерейском доме, послушником Свято-Троицкого мужского монастыря. Здесь, по благословению Архиепископа Черниговского Василия (Богоявленского), 9 Марта 1912 г., на 45 году жизни (что свидетельствует о его глубоком смирении), Лука принимает монашеский постриг с именем Лаврентий, а через два года рукополагается во иеродиакона. 28 Августа 1916 г., в Свято-Успенском Елецком монастыре Епископ Пахомий (Кедров) рукополагает его во иеромонаха.

Новосвященномученик Василий (Богоявленский), Архиепископ Черниговский и Нежинский, зверски умучен большевиками в 1919 г. (после жестоких издевательств сброшен с идущего на большой скорости поезда)

Стремясь в несении монашеского подвига подражать великим отцам древности, о. Лаврентий собирает вокруг себя наиболее благочестиво и аскетично настроенных братий монастыря: отцов Алипия (Яковенко), Смарагда (Чернецкого), Михаила (Корма), Ефрема (Кислого), Иннокентия (Козько), Малахию (Тышкевича) и других. В будущем почти все они пройдут исповеднический путь, а многие даже примут мученическую смерть.

В 1918 году, в период небывалой на Руси смуты, когда, попущением Божиим за грехи народа, власть в стране восхитили богоборцы и был злодейски убит Помазанник Божий, благочестивый Государь Николай Александрович с Семьей, отцы Лаврентий и Алипий (Яковенко), предчувствуя, что недалек тот час, когда начнутся жестокие гонения на Церковь Христову, по благословению старца-Епископа Пахомия (Кедрова) начинают копать на Троицких горах пещеры с подземными храмами для богослужений. В этом неоправданном, с точки зрения современного человека, деянии благочестивые христиане того времени увидели глубокий духовный смысл: подземные храмы стали прообразом будущего "пещерного", тайного, катакомбного служения Церкви Христовой в поруганной и плененной богоборчеством Святой Руси.3

Помогая отцам Алипию и Лаврентию, в копании пещер принимали участие братия монастыря, благочестивые горожане и жители окрестных деревень. Труд этот был нелегким: вечером молились в монастыре, ночью копали пещеры, а утром снова шли на молитву в монастырь. И так каждый день...

К концу 1919 года копание пещер было закончено, и 29/9 Ноября, в день преподобного Алипия Столпника, они были освящены Черниговским Епископом Пахомием. В пещерных храмах стали регулярно совершаться богослужения, но продолжалось это недолго. С усилением гонений на Святую Церковь, открытые богослужения в пещерах были запрещены большевиками.

Художественный портрет Священноисповедника Архиепископа Пахомия. Масло. Надпись на обороте: "Портрет написан 15 мая 1930 г. г. Чернигов. Художник Н.В. Горовый"

В 1919 году, по указанию Ленина, по всей стране началось массовое осквернение мощей святых угодников Божиих сотрудниками ВЧК и членами секты «Воинствующих безбожников». Святые мощи выносились из храмов, прилюдно подвергались поруганию, сжигались или выбрасывались в канализационные ямы... Не было большей хулы на Бога и святых Его за всю двухтысячелетнюю историю Православной Церкви. Верующий народ пытался оказывать сопротивление, но в большинстве своем безрезультатно: безоружные люди безпощадно расстреливались спецподразделениями красноармейцев.

Не обошло это бедствие и Чернигов. Советская власть попыталась извергнуть мощи Свт. Феодосия Черниговского, на защиту которых восстал преемник Святителя по кафедре, Святой Исповедник Пахомий, за что 25 Декабря (ст. ст.) 1923 года, в Рождество Господа Иисуса Христа, был арестован и выслан за пределы Епархии, а позже по этапу сослан в Сибирь. Все черниговское духовенство и паства скорбели об отъятии от них дорогого Архипастыря.

Но свято место пусто не бывает. Милостью Божией, Указом Святейшего Патриарха Тихона временным управляющим Черниговской Епархией (в отсутствие Владыки Пахомия) назначается его викарий, Епископ Нежинский и Глуховский Дамаскин (Цедрик). Преосвященнейший Владыка Дамаскин был человеком высокой духовной жизни, редкого мужества и беззаветной любви ко Христу. Аскет-богослов, молитвенник, он снискал искреннюю любовь не только своей паствы, но и самого Патриарха Тихона. С Вл. Дамаскиным очень близко сошлись отцы Лаврентий и Алипий.

Новосвященномученик Дамаскин (Цедрик), Епископ Нежинский и Глуховский, управляющий Черниговской Епархией

Эти три подвижника Церкви Черниговской были сплочены правильным духовным пониманием событий, происходивших в апостасийном мiре и внутри Церкви. Но сия духовная радость от возможности быть вместе и делиться духовным опытом длилась недолго. В конце 1925 года Святитель Дамаскин был арестован и отправлен в Москву, где помещен в Бутырскую тюрьму, а оттуда, в Сентябре 1926 года, отправлен в ссылку к берегам Енисея, в самую глушь Сибири.

Господь попустил тяжкие испытания земной воинствующей Церкви, дабы проверить не на словах, а на деле преданность христиан святой Истине и в который раз показать непреложность слов Христа Спасителя: на сем камне (веры) созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют Ей (Мф. 16, 18). Каждый город, поселок, деревня — всякий уголок Святой Руси обагрился кровью мучеников. Явила дивный сонм святых страстотерпцев и древняя земля Черниговская — только к середине 20-х годов в Черниговской губернии было расстреляно около 80-ти священнослужителей; в 1919 г. был зверски убит Святитель Василий (Богоявленский), Архиепископ Черниговский - после жестоких мучений сброшен в реку с движущегося на большой скорости поезда. А сколько благочестивых мiрян, по примеру древнего мученика за веру Православную, святого князя Михаила Черниговского, пожелало принять лютую смерть от гонителей, но не изменить Богу Истинному: их имена один Ты, Господи, веси... Все усилия богоборцев сломить, одолеть Церковь Христову были тщетны: Святая Русь торжествовала свою духовную победу над гонителями, «могущими тело уничтожить, но не душу» (Мф. 10. 28)!

Но именно в это время, когда святители, духовенство и верующий народ повсеместно готовились объединить усилия для духовного противления воинствующему безбожию, а сама власть антихристова терпела нравственное поражение, утопая в пролитой безвинной крови святых мучеников и исповедников, пал пред антихристом один из иерархов земной, воинствующей Церкви.[4] 16/29 Июля 1927 г. Нижегородский митрополит Сергий (Страгородский), временный заместитель поставленного Патриархом Тихоном Местоблюстителя Патриаршего Престола Митрополита Крутицкого Петра [5] , присвоив права пребывавшего в заточении Первоиерарха Русской Церкви, отказался от исповедания святой Истины и, под давлением земных властителей, обнародовал Декларацию о признании им богоборческой власти законной, объявив, что отныне Русская Церковь «не с врагами нашего государства ... а с нашим (безбожным — В.Ш.) правительством». Он потребовал от каждого архиерея и священника Русской Церкви дать подписку в такой лояльности. Такие же требования были предъявлены и Епископату и духовенству Русской Церкви, ушедшим вместе с частями отступавшей Русской Армии и беженцами за границу.

Какое страшное предательство свершилось на Русской земле. Никогда еще Русская Церковь не знала такого унижения Своей святости и верности Христу, никогда еще Ее архипастыри не впадали в тяжкий грех богоотступничества. Конечно, прошлые и нынешние апологеты сергианства нашли оправдание своей слабости: надо-де, спасения ради Церкви, Ее земной организации, сохранения легальных богослужений пойти на все, даже если это измена Христу. Одним словом — нужно «спасать Церковь от Ее окончательного уничтожения». Какая ложь и какое неверие. Не этому учил Христос.

«Ты еси Петр (т.е. камень), и на сем камени (т.е. на вере) созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют Ей. Аз с вами есмь во вся дни до скончания века. Аминь» (Мф. 16,18; 28, 20), — обещал нам Господь и этим принципом Церковь руководствовалась всегда, испытав порой не менее лютые гонения во времена язычников-императоров но, хранимая Духом Святым, не погибла. Она не погибнет никогда, ни при каких самых страшных гонениях самого исчадия ада Антихриста, ибо Христос сократит его дни. Так свидетельствовали святые отцы, мученики и исповедники непобедимой Церкви Христовой в старые и новые времена. Христос и никто другой есть Глава и Спаситель Церкви и все мы спасаемся в Церкви и Церковью, но не дерзаем помыслить даже о спасении Церкви. Те же, кто взялся своими немощными человеческими силами, по гордости или в отчаяньи, "спасать" Церковь тогда и кто защищает их сейчас просто не верят словам Спасителя и не могут называться христианами истинными, Православными. Ведь не верить словам Христа, значит не верить Христу. Не верить Христу — не верить и во Христа, Бога Истинного. Иначе какой же смысл в такой вере: «и бесы веруют, и трепещут» (Иак. 2,19), — предупреждал Господь устами Своего апостола.

«Господь открыл мне, что будет время, когда архиереи земли русской и прочие духовные лица уклонятся от сохранения Православия во всей его чистоте, за что гнев Божий поразит их. Три дня стоял я, просил Господа помиловать их и просил лучше лишить меня, убогого Серафима, Царствия Небесного, нежели наказать их. Но Господь не преклонился на просьбы убогого Серафима и сказал, что не помилует их, ибо будут учить "учениям и заповедям человеческим, сердца же их будут закрыты для Меня"», — сказал однажды в глубокой скорби Преподобный Серафим Саровский.

Но подлинная Православная Русь по пути сергианства не пошла!

Декларация эта вызвала глубочайшее потрясение всей Православной Руси. Ее содержанием были настолько возмущены, что редко кто из священнослужителей задерживал ее у себя более двух-трех дней. Почти 90% Православных приходов отослали ее обратно автору. Со всех концов Русской земли раздались голоса протеста. На имя митр. Сергия посыпалась масса посланий, в многочисленных копиях распространяемых по всей стране, в которых Епископы, священники и мiряне умоляли митр. Сергия отказаться от выбранного им гибельного пути. В числе протестующих были самые выдающиеся деятели Русской Церкви: авторитетнейшие иерархи, духовенство, богословы-профессора... Большинство, кто был на свободе, и кто был в заточении, решительно отвергли путь соглашательства и поклонения богоборчеству.

 Нет возможности воспроизвести для читателя даже малую часть чудом сохранившихся и дошедших до наших дней «писем» и «посланий», поэтому приведем лишь небольшие выдержки из посланий наиболее близкого нам по месту служения, Священномученика Дамаскина, Епископа Нежинского и Глуховского: «Рассматривая настоящий скорбный путь Русской Церкви в перспективе вечности, приходишь к проразумению высокого смысла всех настоящих испытаний. Угасание духа веры в массах, принижение спасительных идеалов Церкви, забвение пастырями своего долга, умножение на этой почве беззакония и "иссякание любви многих" — не могло не привести к тяжелым последствиям. Во всяком организме угасание духа вызывает конвульсии. Слишком далеко отошли мы в нашей церковной жизни от заповедей Христа, от руководства учением свв. Апостолов, от заветов свв. Отцов, Мучеников и Исповедников; тяжкие скорби необходимы стали, чтобы хоть таким путем обратить наше внимание на великий грех призванных к святости носителей Имени Христова. Может быть во всем этом уже начало суда Божия над грешным мiром, надлежит же "начаться суду с дома Божия" (1 Петр. 4, 17). Благословлять подобает Господа за ниспослание нам настоящих испытаний, направленных для пользы и спасения нашего, а не прыгать в паническом страхе в болото, где позорная гибель заранее обеспечена.

Настоящие скорби... промыслительный отсев пшеницы от мякины, может быть для нового доброго посева на грешной земле, а может быть для создания кадров тех верных сынов Небесного Царя, коим предстоит противостать близящемуся царству "сына погибели"».

«Грех ваш еще внутренняя неправда самой декларации, основанная на боязливости. Ведь только в таком освещении становится понятным 8-й стих 21-й главы Откровения, где "боязливые" поставляются наряду с неверными, убийцами и любодейцами». «Но еще больший грех Ваш против внутренней правды церковной, против Евангельского завета — безбоязненно исповедовать Истину». «Страшно подумать, как пошатнули, подорвали Вы Вашей декларацией авторитет церковной иерархии, какую обильную жатву собирают на этой почве враги наши, как много верующих, не видя для себя доброго примера в своих пастырях, усомнились в своем уповании в Вечную Правду, и как много их посему отшатнулось от Церкви и погибает в отщепенческих болотах и в струях сектантства! Пользуются умело враги произведенным Вами в Церкви смятением и с удесятеренной наглостью проводят свою безбожную программу».

«О, Ваше Высокопреосвящество, пока не поздно, посмотрите к какой пропасти подвели Вы доверившихся Вам и, пока не поздно, торопитесь исправить свою ошибку». «Вся Церковь ждет от Вашего Высокопреосвящества открытого заявления: — считаетесь ли Вы с мнением подавляющего большинства иерархов? почти всей ссыльной Церкви, а также на мольбы и протесты множества других пастырей и мiрян — ответите ли отказом от ошибочного шага и изменением курса своей церковной политики, или же предпочтете утверждаться на основе уже совершенного Вами уклона в сторону расхождения со всею Церковью». «Настоящий грозный момент истории Российской Церкви, если все мы по достоинству не оценим его значения, может закончиться грозным приговором: "отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его". Да не будет же имя Вашего Высокопреосвящества заклеймлено историей, как одного из гасителей светильника Русской Церкви!»

«Но, увы! — если Вы, Ваше Высокопреосвящество, станете упорствовать в Вашем курсе и открыто пренебрежете голосом Церкви, то она, продолжая свой крестный путь, откажется от Вас, как от соучастника с ее распинателями.

Большинство ссыльных иерархов до сих пор не предполагали, что в действительности Вы и Ваши единомышленники... ушли гораздо дальше, чем мы в состоянии были предположить; что Вы перешагнули далеко за намеченную Вами раньше черту, и дальше путь Ваш идет уже с очевидным уклоном по направлению за ограду Церкви. Постепенно истина эта открывается для всех. Мы все остановились, не идя с Вами, и продолжаем умолять, звать Вас вернуться, вновь соединиться с нами. Но ведь жизнь не может остановиться, и мы вынуждаемся идти вперед своей прежней дорогой. Мы умоляем, зовем Вас, Владыко, мы все еще возле Вас и готовы подать Вам руки...

Если Вы все же не внемлите, не возвратитесь, — то пойдете Вашим уклоном дальше, НО БЕЗ НАС», - писал из мест заключения Святой Новомученик Дамаскин Нежинский.

Когда же стало ясно, что митр. Сергий не покается и не вернется на правый путь, значительная часть Епископата и духовенства прекратили поминовение митр. Сергия и порвали с ним каноническое и евхаристическое общение как с уклонившимся от Правоверия и поправшим канонические устои Православной Церкви раскольником.

Эта часть Русской Церкви, оставшаяся верной Богохранимому Православию, получила название: тихоновская, по имени Святого Патриарха Тихона. Вскоре появилось у Нее и другое название: Истинно-Православная Церковь (ИПЦ). Так Ее именовали в судебных документах гонители, чтобы легко отличать от своей, сергианской, церкви. Это было одно из главных их обвинений — принадлежность к ИПЦ. За это ссылали на каторгу и приговаривали к расстрелу. Но христиане с радостию приняли это название, т.к. это была действительно истинно Православная Церковь. Ее возглавили законный Местоблюститель Патриаршего Престола, пребывавший в заточении Священномученик Кирилл, Митрополит Казанский, и Митрополит Петроградский Иосиф (Петровых), умученные большевиками 20 Ноября 1937 года.

Духовными вождями истинно-православных христиан на Черниговщине стали отцы Лаврентий и Алипий. Вокруг них сплотилась братия Свято-Троицкого монастыря и верные чада, не пожелавшие идти путем компромисса со злом ради временных, земных благ.

Схиархимандрит Лаврентий с послушницами Свято-Троицкого монастыря. Конец 40-х гг. ХХ ст. Архив автора.

В 1928 г., после закрытия Свято-Троицкого монастыря братия перешла в Свято-Ильинскую церковь, что под Троицкими горами. Эта небольшая, маловместительная церквушка стала средоточием духовной жизни в Чернигове. Настоятелем Свято-Ильинской церкви был сподвижник о. Лаврентия игумен Ефрем (Кислый). Часто, по вечерам, в ней проходили собрания тихоновского духовенства. На них обсуждались события, происходившие в Церкви и вне Ее. К тихоновскому духовенству в Чернигове, помимо о.о. Лаврентия, Алипия и Ефрема принадлежали: архимандрит Георгий (Смильницкий), игумен Палладий (Мищенко), игумен Смарагд (Чернецкий), игумены Антоний и Николай (??), иеромонахи Михаил (Корма), Иннокентий (Козько) и Малахия (Тышкевич), иерей Гавриил Павленко, иеродиакон Мисаил (Стишковский), иерей Иоанн Смоличев и другие. Среди мiрян, бывших близкими к о. Лаврентию и не принявших сергиевой Декларации, был известный церковный писатель Сергей Александрович Нилус. С Апреля 1926 г. он проживал в Чернигове, сосланный сюда советской властью. В Августе 1927 г. он вновь был арестован и выслан во Владимiрскую губернию, где и умер в 1929 г.[6]

Сергей Александрович Нилус (справа) во время пребывания в ссылке в Чернигове и Митрофан Николаевич Комаровский, в доме которого жили С.А. и Е.А. Нилусы. Надпись на обороте: "1927 г." Архив автора.

 

Нилусы в Чернигове. Впереди сидит Ольга Митрофановна Комаровская, во втором ряду сидят справо на лево С.А. и Е.А. Нилусы, Наталья Афанасьевна Володимiрова, сзади стоит М.Н. Комаровский. Надпись на обороте: "21 мая 1927 г. Чернигов". Снимок сделан в день именин Е.А. Нилус. Архив автора.

Сергей Александрович был одним из активнейших церковных деятелей в Чернигове в тот период. Практически, ни одно церновное собрание и мероприятие, как правило нелегальное, ибо собираться было запрещено под угрозой ареста, не проходило без его участия в нем. Он, по большей части, и был их организатором. Его стараниями, например, 10 Декабря 1926 г., на квартире благочестивой прихожанки Мельниковой (по ул. Ленина, 30) был проведен нелегальный благотворительный концерт. Собралось около 30-ти человек городской интеллигенции. Собранные деньги отправлены пребывавшим в ссылке Архиепископу Пахомию и Епископу Дамаскину. В своей квартире Нилус организовывал регулярные духовные беседы прихожан с духовенством, чтение духовной литературы... Проживал он по ул. Южной (ныне Успенского), неподалеку от Свято-Ильинской церкви. Через С. А. Нилуса и его супругу Елену Александровну черниговское духовенство поддерживало связи с единомышленным духовенством г. Киева: прот. Димитрием Ивановым († 4 Марта 1937 г.), игуменией Свято-Покровского монастыря м. Софией (Гриневой) и другими.

Прот. Димитрий Иванов, С.А. Нилус и катакомбные монахини.

Божией милостию, в Декабре 1928 г. из ссылки возвращается Святитель Дамаскин. Проживание в Черниговской области Владыке было запрещено и он поселяется в г. Стародуб. В прежнее время Стародуб входил в Черниговскую губернию и принадлежал к Черниговской Епархии. По советскому административному делению он не вошел в Черниговскую область, и потому жить в нем Владыке не возбранялось.

Стоит ли говорить, какую великую духовную радость принесло духовенству и пастве, уцелевшим от коммунистических гонений, возвращение Владыки Дамаскина? Неутомимый труженик, он, с Божией помощью, приступил немедленно к восстановлению полноценной жизни Епархии: на овдовевшие приходы рукополагал новых достойных священников, постригал в монашество и схиму и т.д. В 1928 г. тайно возвел в сан архимандрита игумена Лаврентия.

Новосвященномученик Дамаскин (Цедрик), Епископ Нежинский и Глуховский, управляющий Черниговской Епархией

«Праведный держит прямо путь свой» (Пр. 21, 29): Владыка Дамаскин Нежинский вел строго Православную линию, не допускал ни малейшего компромисса в служении Господу и не шел ни на какие уступки богоборцам в вопросах веры, за что снискал искреннюю любовь своей паствы и ненависть врагов Христа. Преосвященнейший неоднократно встречался и с отцом Лаврентием, которого высоко ценил за строго аскетический, молитвенный образ жизни и правильное духовное, истинно-православное понимание происходящих событий, и ознакомил его, а через него и многих священников Чернигова с письмами Митрополитов-Мучеников Кирилла Казанского и Петра Крутицкого, письмами других Святителей-Исповедников, а также со своими письмами к митрополиту Сергию (Страгородскому), в которых они решительно отвергли сергианство и отстаивали чистоту Святоотеческого Православия.

Но и на этот раз Владыке недолго пришлось пребывать со своею паствою, чуть менее года всего. В конце Ноября 1929 г. Епископа Дамаскина вновь арестовывают: доносчиком на Святителя стал сергианский священник, благочинный стародубского района. В доносе в ГПУ он обвинил Владыку в попытке организовать заговор против советской власти. Вот уж воистину, на примере сергиан подтвердились слова Спасителя: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их» (Мф. 7, 15-16). Сколько невинных страдальцев за веру Православную, по доносам лжебратии приняло гонения?! Позже не избежал этой участи и отец Лаврентий...

Решением ГПУ Святитель Дамаскин был сослан на Соловки.

Примерно в это же время на свободу вышел Святитель Пахомий, Архиепископ Черниговский. Возвращаясь из заключения, он остановился в Москве, где имел несколько долгих бесед со сторонниками сергианства. Под влиянием некоторых, авторитетных в сергианстве апологетов, Владыка Пахомий имел слабость, несмотря на всем очевидное, губительное влияние Декларации и политики митр. Сергия на Русскую Церковь, все же не порывать с ним евхаристического общения ради сохранения, как он тогда полагал, церковного мира. С тем и уехал он в Чернигов.

Владыка Пахомий в саду. Середина 1930-х гг. Архив автора.

Однако, вернувшись на Черниговскую кафедру, Вл. Пахомий встретил сильную духовную оппозицию со стороны духовенства и паствы.

Еще в дороге к нему прибыла Елена Озерова-Нилус (супруга С.А. Нилуса), делегированная к нему «оппозиционной группой с целью предупредить его, что если он признал легализованное Патриаршее управление, чтобы он в Чернигов не приезжал» (цит. из следственного дела). В самом же Чернигове некоторые священники, среди них иеромонах Михаил (Корма), категорически отказались сослужить Владыке. Другие же, во главе с духовником Вл. Пахомия, о. Лаврентием и игуменом Смарагдом, временно сохранили с ним евхаристическое общение, настойчиво пытаясь доказать своему Преосвященному пагубность для Церкви сергианского пути. Позже, 19 Сентября 1936 г., в доносе на о. Лаврентия в Черниговское ГПУ, сергианский священник Алексий Тычина писал о том периоде: «Столпом ИПЦ является игумен Проскура Лаврентий, который является духовным отцом всех монахов и фактически руководит ими, соблюдая известные монашеские ритуалы и обрядности. Проскура по своим взглядам является крайним реакционером и ... когда поминают в церкви Сергия, то Проскура затыкает себе уши, это характеризует и отношение его сторонников к легализованному церковному управлению, и отсюда его отношение к советской власти».

Вскоре Владыка и сам, воочию убедившись в негативных последствиях деяний митр. Сергия, после многочисленных бесед с о. Алипием (духовным чадом о. Иоанна Кронштадского, умучен в 1943 г.) и о. Лаврентием, прекращает возношение имени Сергия за богослужением. Он не скрывает своей приверженности ИПЦ и, вместе со своим младшим братом, Епископом Житомiрским Аверкием, составляет Послание к митр. Сергию, в котором обличает его в неправомыслии и беззакониях. Это же Послание Владыка распространяет и среди духовенства и паствы Черниговской Епархии. Вот отрывок одного из их посланий: «Митрополит Сергий является полным рабом, послушным орудием в руках известных нам ...  советских учреждений и утратил вполне свой морально-церковный авторитет... Словом, такого унижения и оплевания Святая Церковь еще не переживала.

Святая Церковь может быть подвергнута внешним бедствиям: гонениям и стеснениям, но отказаться от своей духовной свободы и достоинства не может, напротив, в бедствиях она еще более внутренне просветляется и непрестанно обновляется (2 Кор. 4, 16-17). Таков закон духовной жизни и отдельного христианина, и всей Церкви Христовой, почему узы и скорби мы понимаем как милость Божию, ибо увенчивает за них Господь верных Своих рабов (2 Кор. 4, 17). Но на унижение Святой Церкви, на попрание ее внутренней свободы Церковь никогда не согласится. Нельзя свободу Церкви и ее достоинство предавать на попрание "чтобы не быть гонимым за крест Христов" (Гал. 6, 12), по слову апостола.

Легализация, которую стараются проводить митр. Сергий и его Синод, является совершенно неприемлемой и невозможной, потому что она... противна природе Церкви, противна разуму, ибо стремится соединить несовместимое... В церковном отношении она преступна, ибо продает свободу внутренней жизни Церкви и кощунственно унижает ее святость и достоинство...

Новая церковная политика митрополита Сергия вызывает великое смущение и соблазн в церковном народе и вообще у большинства верующих, от иерархов до мiрян.

Сердце доброго пастыря, естественно, сжимается от нестерпимой скорби при виде этой потрясающей картины великого церковного разорения, наполовину произведенного рукою предстоятеля Церкви. Не нужно нам таких реформ церковных. Лучше мы все вновь и вновь пойдем в узы и изгнание, лишь бы сохранить души вверенного нам народа Божия. Ибо все дадим великий ответ за погибель чад своих...

Если же митрополит Сергий преслушает голос Церкви, будет упорствовать в своей политике и претендовать на власть первоиерарха, тогда он, конечно, окажется церковным безчинником и отщепенцем».

«Непризнающие митроп. Сергия церковные деятели уже ссылаются в Соловки, где количество архиереев возрастает с каждым годом» — писал Вл. Пахомий.

Новосвященноисповедник Пахомий (Кедров), Архиепископ Черниговский и Нежинский. Снимок сделан незадолго до последнего ареста Владыки. На лице Святителя отразились скорбь и страдания от перенесенных тюремных заключений и издевательств. Это истинный Старец-исповедник, оставшийся верным Церкви Христовой до конца. Архив автора. 

Не долго и ему пришлось быть на свободе. 15 Октября 1930 г. он был арестован и обвинен в «призыве попов к организации общими силами противостояния сов. Власти» и постановлением судебной тройки от 4 Ноября 1930 г. заключен в концлагерь сроком на 5 лет.

Сначала Свт. Пахомия сослали на Соловки, а потом на Бело-мор-канал, в Май-Губу. Владыка прибыл туда уже почти инвалидом, с параличем лицевых нервов. Его перевели на инвалидный пункт в Кузему, но и там посылали на тяжелые физические работы. Вернулся он из лагеря лишь в конце Сентября 1937 г., совершенно больной. Доживал свои дни на родине, в г. Яранске Вятской губернии, под домашним арестом. По свидетельству его духовных чад, в последние перед смертью недели он возложил на себя тяжелый подвиг юродства Христа ради, начал пророчествовать. Его поместили в больницу для умалишенных г. Котельнич (неподалеку от Яранска), где он и отошел ко Господу 11 Ноября 1937 г., полностью отказавшись от больничной пищи, потребляя лишь передаваемые духовными чадами просфору, антидор и святую воду. Милостью Божией, сохранилось несколько тетрадок с проповедями Владыки. В них он предстает пред нами как удивительный проповедник слова Бога Живаго, Бога Истинного. На его проповеди, как на проповеди великого Златоуста, собирался весь Православный Чернигов, и стар и млад: от малограмотной крестьянки до интеллигента. После службы он пешком шел домой, и его всегда сопровождала огромная толпа народу. Его очень любили. Есть свидетельства, что у его могилы совершались чудеса исцелений.

Вместе со Свт. Пахомием был арестован и почитаемый в городе священник о. Иоанн Смоличев, ранее был арестован и сослан в лагеря (где и умер) архимандрит Георгий (Смильницкий), в 1931 г. арестован старец о. Алипий (Яковенко) и многое множество других: каждый день открытого служения мог грозить арестами и лагерями.

В 1933 г., при еще живом Архиепископе Пахомии, в нарушение церковных канонов, митрополит Сергий назначает правящим архиереем на Черниговскую кафедру проживавшего в с. Носовка Черниговской области викарного епископа Стефана (Проценко), человека слабохарактерного и непринципиального. Не желая входить в конфликт с духовенством Черниговской Епархии, еп. Стефан предпринял хитрый тактический ход (в полном единомыслии с иезуитским принципом «цель оправдывает средства»): оставаясь в подчинении митр. Сергию и выполняя его Указы, он, тем не менее, не стал поминать его имени за богослужением. Однако доверия черниговского духовенства и паствы обрести так и не сумел, т.к. был прообновленческих сергианских воззрений. В Чернигове его вначале встретили радушно, но когда открылось, что он сергианин, не приняли и он вынужден был по-прежнему проживать в с. Носовка.

В начале 1934 г. на свободу выходит Свт. Дамаскин Нежинский. Он тайно посещает Чернигов, Нежин, Прилуки и другие места, где есть его единомышленники.[7] В своих беседах он проводит мысль о том, что время открытого служения прошло, что Истинная Церковь Христова должна, как в первые века христианства, бежать в пустыню – катакомбы (Откр. 12, 6): Новозаветный Ноев Ковчег спасения должен закрыться изнутри, дабы сохранить хотя бы «малое стадо» (Лк. 12, 32) от «все­поглоща­ющих волн огненного океана». В этот период гонений на Святую Церковь лучшие ее представители осознали, что лучше служить тайно, только с малой частью христиан, но сохранить чистоту и святость Невесты Христовой, нежели подписать позорный договор со слугами дьявола и тем отдать Церковь Божию на поругание8: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе, но в законе Господни воля его, и в законе Его поучится день и нощь... Яко весть Господь путь праведных, и путь нечестивых погибнет» (Пс. 1, 1-2, 6). Многие пошли путем праведных, за то предстоят ныне пред престолом Всевышнего...

     

Отцы-основатели Катакомбной Истинно-Православной Церкви, Святые Новомученики Митрополиты Кирилл (Смирнов,+1937) Казанский и Иосиф (Петровых,+1937) Петроградский


Просмотров: 185 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 11

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0