Смысл богослужебного прославления новомучеников и исповедников Святой Православной Церковью - 5 Августа 2015 - Храм-Часовня

ХРАМ-ЧАСОВНЯ ЕПИСКОПА ДАМАСКИНА И ИСПОВЕДНИКОВ КАТАКОМБНЫХ

Суббота, 10.12.2016, 04:05

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2015 » Август » 5 » Смысл богослужебного прославления новомучеников и исповедников Святой Православной Церковью
21:38
Смысл богослужебного прославления новомучеников и исповедников Святой Православной Церковью

В житии свят. Нектария Эгинского повествуется о следующем случае из жития преп. Нектария Стифата, ученика преп. Симеона Нового Богослова, который имел усердие к написанию после смерти своего почитаемого старца похвальных гимнов в его честь. Как-то ночью преп. Никите приснился сон. В светлой палате на высоком престоле, словно некий царь, сидел его духовный отец, преп. Симеон. Он подозвал ученика к себе мановением руки. Ученик подбежал и пал благоговейно пред старцем. Святой взял его за руку, поднял и поцеловал, тихо сказав ему: «Утешил ты меня, возлюбленное мое чадо». Проснувшись, Никита ощутил такую радость, что ему захотелось расстаться с телом, а душой перенестись туда, где находился его духоносный старец. Пошел Никита и открыл сон свой одному духовно рассудительному человеку, который предложил ему следующее толкование: слова «утешил ты меня, возлюбленное мое чадо» означали, что святые с радостью приемлют хвалы и гимны, посвященные им.

      В Откровении Св. апостола Иоанна Богослова открывается дивная тайна: после снятия пятой печати, пишет Тайновидец, «я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: “доколе, Владыка святой и истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?”. И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число» (Откр. 6, 9-11).

      Так пред нами приоткрывается тайна мученического подвига и особенная честь мучеников Христовой Церкви. В отпустительном дневном тропаре субботы «Апостоли, мученицы и пророцы…» церковным песнописцем они поставлены сразу после святых апостолов и даже пред пророками. Свет их подвига озаряет всю историю Церкви Христовой, и особенно ее первые три века.

      Греческое слово «мартис», которым называют мучеников, означает — свидетель. Свидетельство мучеников является вселенским, соборным, т. е. охватывающим всю Церковь и в пространстве, и во времени. Истинные мученики за Христа могут быть исключительно там, где пребывает Христос, — только в Святой Православной Церкви. Именно по этой причине прославление мучеников является достоянием, долгом и правом только Апостольской Христовой Православной Церкви. В ее священных и непоколебимых стенах мученики предстают утвержденными столпами святой веры, однажды переданной святым (Иуд., 1, 3), и через них и нам.

      Вернемся к словам из Откровения, дабы связать их смысл с открытым во сне преп. Никите Стифату. Выражая священное чувство справедливости, мученики взывают высоким гласом к Богу из-под самого жертвенника, откуда молитвы их возносятся подобно благоуханному фимиаму пред лицом Праведного Судии. Но Бог утешает их, и просит их потерпеть еще малое время…

      Время, предназначенное для покоя, есть великий дар Божий, и не только для мучеников, что уже созерцают славу грядущего Царства, «идеже праведницы сияют яко светила» (из заупокойных тропарей на «непорочны» в последовании панихиды), — сие является величайшим несказанным даром для нас, странствующих на этом свете недостойных христиан. Согласно свидетельству Откровения, мученики — наши великие ходатаи пред Богом, имеющие дерзновение молиться Святому и Истинному Владыке как о сокращении времени до окончательного приговора над бушующим в мiре злом, так и о даровании времени для покаяния и очищения от наших страстей и грехов. По этой причине еще в древности мученики были благоговейно почитаемы Святой Церковью, и к ним христиане прибегали с твердым упованием, ожидая от них, и действительно получая молитвенное покровительство и заступничество.

      Почитая мучеников, мы взываем к их молитвенному заступничеству и испрашиваем Божие долготерпение и великое милосердие, свидетельствуя тем нашу общую с ними веру. И даже нечто большее — с похвалами и гимнами, которые мы возносим мученикам, а от них Богу, мы утешаем их в их покое, утоляем их праведное возмущение грехами и злом в мiре сем, и получаем от них подкрепление, молитвенное дерзновение пред Спасителем и Божией Матерью, становясь причастниками их радости и славы в зависимости от нашей духовной меры. Так земной храм, где возносятся им похвалы, становится для нас одним малым и святым небом — небом, на котором мы уготовляем свое собственное свидетельство общей нашей веры и свои души для вечного пребывания с боголюбезными мучениками в Царствии небесном.

      Исходя из «Нового мартиролога», составленного преп. Никодимом Святогорцем, время новомученичества начинается с подпадания Константинополя под османскую власть (1453 г.). В Болгарии сие время начинается несколько ранее, к середине ХІV столетия, хотя это только условная граница. Окончание сего времени новых мучеников в Православной Церкви Христовой совпадает с окончанием времен, «пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число» (Откр. 6, 11).

      Богослужебное прославление нового свящмуч. Виссариона и будущее прославление всех новомучеников болгарских имеет своим основанием и побуждением всецерковное прославление христианских первомучеников. В своем глубоком историческом труде «История канонизации святых в Русской Церкви» (М., 1903 г.) проф. Е. Голубинский обобщает принципы прославления святых в древнехристианской Церкви. Согласно утверждению Церкви, мученичество является таким подвигом, который сам доставляет подвижнику венец святости. В общем тропаре мученикам подчеркивается, что мученик принимает нетленный венец от Христа, нашего Бога, во время своего страдания: «Мученик Твой, Господи (имя) во страдании своем венец прият нетленный от Тебе, Бога нашего…». В письме Фортунату, увещевая его к мученичеству, свят. Киприан Карфагенский убедительно изъясняет величие такого подвига в Божиих очах: «Давши верующим по изволению Божию первое крещение, будем приготовлять каждого к другому крещению, внушая и поучая, что это крещение и по благодати более, и по силе возвышеннее, и по чести драгоценнее, — крещение, которое совершают ангелы, в котором радуется Бог и Христос Его, — крещение, после которого никто уже не грешит, которое завершает преспеяние нашей веры, и отходящих от мiра тотчас соединяет с Богом. В крещении водой приемлется отпущение грехов, в крещении кровью — венец добродетелей» («Антология. Отцы и учители Церкви», т. II, М., 1996, стр. 332). Вот почему Церковь почитает не только мученически пострадавших подвижников благочестия, но и людей, которые до своего мученического подвига были подвержены некоторым порокам, но исповедничеством и страданиями за Христа удостоились прощения грехов и даже большего — уподобились Самому Агнцу Божьему. Сие со своей стороны показывает, насколько высок мученический подвиг в Божиих очах. Сам Спаситель свидетельствовал, что «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоан. 15, 13). Мученики являются истинными друзьями Христа, которых мiр ненавидит ради ненависти к Самому Христу (Иоан. 15, 18).

      Наша любовь к мученикам проявляется наиболее полно и благодатно в их богослужебном прославлении. Когда прославляем новомучеников, а тем более новомучеников, пострадавших в нашей родной земле, мы свидетельствуем вместе с ними, что Родина святого болгарского первомученика Бояна-Енравоты (ІХ в.) и всех новых мучеников и исповедников, пострадавших от агарян и безбожников, жива духом и сознает свою живую и животворящую связь с ними — ее славой и радостью. В прославлении святого Виссариона Смолянского (осуществленное Болгарской Православной Старостильной Церковью в 1999 г.; см. «Православная Русь» № 4, 2000 г. — прим. ред. ЦВ) и, если на то воля Божья, отечественных новомучеников, таится и та исконная и сокровенная, забытая или отвергнутая ныне, но животрепещущая любовь болгарина к святости, в которой, подобно двум лептам вдовицы, была вложена вся его жизнь (ср. Луки, 21,4).

      Как Церковь через свое богослужение раскрывает нам тайну святости и благочестия?

      С одной стороны, она ведет нас по стопам святого, которого прославляет. Показывает нам благоуханные цветы его добродетелей, и в чистых и святых словах увещевает нас этим следовать им. Она напоминает нам и существенные истины веры, учит нас любви к священным православным догматам — сей сотканной свыше непорочной одежде святой Невесты Христовой. Но более всего Церковь учит нас покаянию, напоминая нам о «первой любви нашей» (см. Откр. 2:4) и о славе былой, о потерянном из-за нерадения и хладности прежнем болгарском благочестии — но и в этих своих укорах она нас утешает и укрепляет в страданиях, как любящая мать. И все сие святая Церковь сплетает в прекрасный венец славословия, молитвы и покаяния.

      Прославление святых в богослужении через молитву — это, паче всего, чудный зов Церкви к нашим помраченным грехами душам. Сегодня Болгария более не является прежней благочестивой землей, рождающей святых людей. Сегодня против нашей Родины совершается страшное преступление — отнимается и тот скудный остаток света в болгарской душе, сохранившийся в ней после многолетнего гнета. А свет болгарской души, свет для всякой христианской души — это святость. Прославление святых есть зов к святости. Не помощь чужеземцев, но одна только помощь Божия может спасти Болгарию. И сия помощь может прийти, только если у нас имеется устремление, хотя и хрупкое — хотя и смешное в глазах современного мiра, но истинное и искреннее, — к Божией правде, к святости, которая ныне померкла в болгарской душе, которая сокрушена этим грохочущим мiром, но которая — суть православной души. И вот, если каждый из нас, хотя в своей ничтожной мере, начнет плакать о своей душе, оставляя скитание по пустоцветной пустыне мiра сего, то от этого плача родится источник славословия отечественных святых, источник любви к Родине. Ибо не любит своего Отечества тот, кто не радеет о своей прокаженной душе, кто сеет страсти и пожинает душевную смерть. Лжем, если Родину любим, но душу Родины не любим. Нет большей любви к Родине, чем желание спасти ее душу. И нет страшнейшей ненависти к Родине, чем погубление ее души. И сия родимая и страждущая душа Родины — это твоя и моя души, души наших детей и родителей, наших предков и души тех, которые еще родятся. Истинная любовь к этой душе предполагает денную и ночную заботу о ней, о вскормлении ее словом Божиим, о просветлении ее Духом Божиим. Всякий наш грех позорит и унижает нашу Родину. Каждый из нас несет личную ответственность за ее судьбу. Сила народа — в свете его души. Сей свет, содержащий в себе необоримую святость Божию, ослепит и наистрашнейших врагов Родины.

      Сосуд сего света есть святость. Болгарские святые и наичистейшие души — зеницы болгарской души, свет во мраке ее, надежда в безнадежности ее. Прославлять этих святых —означает и наше стремление заструиться светом их. И жажда сего света должна не давать нам покоя ни днем, не ночью. Прославлять их — значит исповедовать их веру и их правду. Так мы устанавливаем основания нашей жизни на «недвижимом камени» богоугодной веры и богоугодной жизни. Отсюда затем можем созидать — убежденные, что здание наше устоит, ибо наша любовь к Отечеству не рождена из корысти или шовинистической гигантомании. Она истинная, ибо освещена Истиной.

      В одной беседе со своими духовными чадами преп. Варсонофий Оптинский говорит о христианских мучениках первых веков: «В первом веке последователи Христа Спасителя причащались каждый день, но и жизнь они вели равноангельскую, были готовы каждую минуту предстать пред лице Божие. Никто из христиан не был безопасен. Часто случалось, что утром христианин причащался, а вечером его хватали и отводили в колизей. Находясь в постоянной опасности, христиане зорко следили за своим духовным мiром и проводили жизнь в чистоте и святости» («Беседы старца Варсонофия Оптинского с духовными детьми. Воспоминания духовных детей о старце Варсонофии», М.-Рига, 1995 г., с. 24). Сия беседа состоялась 12 апреля 1911 г., всего за шесть лет до великой богоборческой революции в России. Насколько сильны простые слова духоносного старца! Они ставят нас перед собственной совестью, ибо времена, в которые мы живем, не так сильно отличаются от первохристианских. Они побуждают нас к трезвению, трепетному отношению к дарованному нам от Бога времени. Прославление новомучеников в сие время является видимым знамением того, что «не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви, которую вы оказали во имя Его, послужив и служа святым» (Евр. 6, 10). Пусть наша хвалебная жертва, «то есть плод уст, прославляющих имя Его» (Евр. 13, 15), усладит наших верных ходатаев пред Божиим престолом — новых мучеников и исповедников. Духовный Колизей всегда возле нас. «Итак смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы» (Еф. 5, 15-16).

Петко Тодоров 

«Православная жизнь», №2, февраль 1999

 

 

 

 

 

 

 


Дополнительно по данному разделу:


Архивные документы о восстановлении Архиерейским Собором РПЦЗ 1981 г. канонической иерархии и церковного управления в Катакомбной Церкви в СССР
Схиигумения Макария (Чеботарева) и ее подвиг служения Катакомбной Церкви
О Катакомбной Церкви
Заметки о Катакомбной Церкви в СССР
Катакомбные богослужения в Соловецком лагере
Письма катакомбного Епископа А. к Ф.М.
Митрополит Иосиф (Петровых) и иосифлянское движение в Русской Православной Церкви
Потаенная Россия
Церковное сопротивление в СССР
Воспоминания о Епископе Викторе (Островидове)

 
Просмотров: 49 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Август 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 11

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0